Как управлять временем так, чтобы максимально эффективно использовать резервы настоящего, не отнимая их у будущего? Это непростая задача, учитывая отношение ко времени в нашей стране, где управление временем считалось прерогативой власти

Дискуссия

Многие годы Россия спорила о времени. Прежде всего, о часовых поясах и переводе стрелок.

Из истории известно, что практика перехода на сезонное время была предложена известным американским естествоиспытателем Бенджамином Франклином. Он обратил внимание на повышение эффективности использования светового дня и пропагандировал весьма жесткие методы популяризации своего предложения среди обывателей. С распространением электричества в приоритете оказался довод об экономии киловатт. Согласно существующим расчетам, переход на зимнее и потом обратно на летнее время позволяет экономике ежегодно сберегать около 2% электроэнергии.

Однако, против временных переходов выступили медики, которые говорили, что перевод часов сбивал циркадные ритмы, режим сна и питания человека, подрывая его здоровье. По их мнению, выгоды, декларируемые как основание для таких переходов, были не очевидны, зато регулярный слом привычных суточных ритмов людей вызывал гораздо больше неприятных последствий.

Инфографика «Негативное влияние перевода стрелок на организм человека». Источник: РИА Новости, 2011 год

Реформа и усталость от обсуждений

В 2010 – 2014 годах власть попыталась провести реформу времени, отрегулировав вопросы как перевода часов, так и в целом поясного распределения.

Среди тех, кого больше всего порадовало нововведение – жители городов с населением до 100 тыс. (70%), городов с населением от 100 до 500 тыс. человек (68%), а также респонденты в возрасте 25-39 лет и с высшим образованием (по 69%).

В то же время, каждый пятый (21%) участник опроса, проведенного в 2014 году, напротив, выразил недовольство в связи с переводом времени. Больше всего недовольных среди респондентов с высоким достатком (47%), москвичи (28%), люди с образованием ниже среднего (27%).

В 2017 году ФОМ снова провел опрос, который показывает, что привычка переводить стрелки часов «на зимнее время» все еще не искоренилась полностью. Вместе с тем, более 70 процентов наших соотечественников больше не хотели бы возвращаться к обсуждению этого вопроса.

Опрос ФОМ

Решение на уровень регионов

В настоящее время дискуссии стихли, а вопрос регуляции времени переведен на уровень регионов. Например, весной 2016 года стрелки на час вперед перевели жители Алтайского края и Республики Алтай, Забайкальского края, Астраханской, Ульяновской и Сахалинской областей.

Это в целом соотносится с общемировой практикой. Так, в Северной Америке ряд провинций Канады и штат Аризона в США тоже воспользовались своим правом на самостоятельное определение своей позиции по этому вопросу и не переводят часы в отличие от остальных регионов этих стран.

Порванное время

По мнению философа Симона Кордонского, которое он высказал в интервью «России будущего 2035», в нашей стране время – это способ автономизации нижних уровней управления от федеральной власти. «Национализация времени и попытки синхронизировать общности, живущие в разных временах приводит только к тому, что эти общества закрываются от государства, начинают жить в своем времени, но уже непублично. Ведь как ни пыталась Советская власть уничтожить православные праздники, ничего не получилось», – подчеркивает Кордонский.

Симон Кордонский подчеркивает, что за годы существования советской власти и после её конца наше время никак не может прийти в нормальное линейное состояние: «… чтобы было четко определенное прошлое, конкретное настоящее и предвидимое будущее. В итоге мы имеем всеобщее ощущение потерянности во времени, что проявляется, в первую очередь, в дискуссиях о том, каким же было наше общее прошлое».


Россия населена людьми и функционерами, которые живут в разных временных измерениях, считает профессор Симон Кордонский


Методы рационализации времени

Глеб Архангельский, председатель общественного движения Лига «Время» и «гуру» тайм-менеджмента в России, считает, что в нашем государстве пока так и не сложилось понимания времени, как одного из самых ценных ресурсов, который влияет на все: от инвестиционной привлекательности до параметров эффективности бизнеса. «Различия в культуре отношения ко времени могут драматично сказываться на конкурентоспособности нашей страны — она может просто выпасть из контекста в силу повышения общих требований», – подчеркивает Архангельский.

При этом организация времени, тайм-менеджмент в госструктурах у нас выстроен лучше, чем в бизнесе. Но именно отсутствие ощущения ценности времени, как ресурса сводит эффект от этой «временной» дисциплины на нет. Миллионы человеко-часов в госструктурах могут затрачиваться на избыточные операции, контроль и отчетность по вопросам, которые не несут принципиального значения для развития как страны, так и региона, и муниципалитета.

Впрочем, и в бизнесе оценка времени как ресурса остается низкой. Отсутствуют долгосрочные планы, стратегии развития личности и бизнес-структур в целом.

Как исправить эту ситуацию? Глеб Архангельский уверен, что это возможно, но необходима последовательность, ориентация на формирование долгосрочных, ярких и масштабных целей, важность которых необходимо донести до максимального количества соотечественников. Важно расширение горизонтов планирования, хотя бы даже через популяризацию ипотеки, которая стимулирует заемщика формировать личную стратегию на долгие годы вперед.


Различия в культуре отношения ко времени могут драматично сказываться на конкурентоспособности нашей страны, уверен Глеб Архангельский


Время – ключевой ресурс будущего

В условиях четвертой технологической революции неуклонно растет значение человеческого капитала. А ведь важность этого ресурса во-многом выражается именно в значении времени. Причем, это отражается не только в экономических показателях, но и в развитии культуры. Например, известный культуртрегер Марат Гельман отмечает, что искусство будущего будет развиваться как «бизнес по обслуживанию свободного времени» людей.

Поэтому именно сегодня нам важно акцентировать внимание на росте значения времени, как одного из наиболее важных ресурсов. С точки зрения государства, общества и каждого из нас в отдельности. Кто знает, может быть именно реформа «зимнего и летнего» времени войдет в будущие учебники истории, как первый нормотворческий акт по формированию ключевой ресурсной базы России будущего.


Искусство будущего будет «бизнесом по обслуживанию свободного времени», прогнозирует Марат Гельман