Мир стоит на пороге колоссальных изменений. Исчерпание ресурса производительности классических отраслей экономики повсеместно приводит к развитию новых направлений роста. Это поменяет привычную нам экономику, а за ней общество и государства. Как это будет происходить, мы изучили на основе доклада ЦСР «Новая технологическая революция»

Что произошло с мировой экономикой, что ей срочно понадобилась «встряска»?

В конце 2000-х–начале 2010-х годов в большинстве развитых стран традиционные технологии производства приблизились к «потолку» производительности. Резко упала отдача от инвестиций – например, в США пятикратный рост вложений в основной капитал в 1980–2015 годов не привел к аналогичному росту производительности.

Производительность в промышленности США, 1980–2015 годы (1980=100) (Источник: доклад «Новая техническая революция: вызовы и возможности для России»)

Особенно это оказалось заметным в обрабатывающей промышленности, которая выступает основным заказчиком и потребителем продукции инновационно-технологических отраслей. Но к пределам производительности и эффективности традиционные технологии стали приближаться также и в неиндустриальных секторах экономики: сельском хозяйстве, транспорте, энергетике, здравоохранении, образовании и социальной сфере в целом. Кроме того, сказались последствия мирового экономического кризиса 2008-2010 годов. Темпы роста мирового ВВП до сих пор ниже, чем были до кризиса. Ниже стали и объемы инвестиций.

Как правило, государства приходили на помощь и стимулировали экономику?

Восстановление высоких темпов и производительности не получилось обеспечить за счет закачки в экономику «дешевых» денег в рамках госпрограмм и налогового стимулирования. Даже за счет снижения зарплат в промышленности и цен на сырье. Индустриально развитые страны начали проигрывать государствам с развивающейся экономикой (прежде всего Китаю).

Кроме того, развивающиеся страны смогли создать собственный внутренний рынок, который постепенно сформировал спрос на сложные технологические продукты и выступает самостоятельным источником экономического роста, в результате «новые индустриальные державы» уже не зависят исключительно от торговли с Северной Америкой, ЕС и Японией.

Темпы ежегодного прироста производительности труда в отдельных
развитых странах, в %, в среднем за период. (Источник: доклад «Новая техническая революция: вызовы и возможности для России»)

В этих условиях у развитых стран возникла острая необходимость в резком ускорении экономического роста за счет новых источников, в переходе к новой модели экономического роста. Для решения этой задачи во многих странах формируется новая научно-технологическая и инновационная политика. Ее цель – стимулировать разработку и внедрение передовых технологий, производительность которых существенно превышает характеристики традиционных.

В чем это выражается?

Эти масштабные изменения получили обозначение как «новая промышленная революция» или «четвертая промышленная революция». В ее основе лежит переход от массового производства стандартизированной продукции к гибкому высокопроизводительному производству, выпускающему индивидуализированную продукцию. При этом «сквозными» технологическими процессами становятся автоматизация, роботизация и интеллектуализация.


О прорывах в робототехнике – от специалиста по роботам


В чем заключаются ключевые отличия нового технологического уклада от прежнего?

Основными характеристиками новой технической революции являются цифровая трансформация и платформенный переход. В первом случае произойдет переход контроля и управления технологическими системами от аналоговой в цифровую форму. При этом они перемещаются в цифровые «облака», а основным каналом и пространством обращения данных становится Интернет.

Рост производительности строительной отрасли и в среднем по экономике(Великобритания и Германия). (Источник: доклад «Новая техническая революция: вызовы и возможности для России»)

А что такое платформенный подход?

Это возможность строить гибкие технологические системы – цифровые платформы – из отдельных модулей и приложений. Эти технологии позволяют подключить к единому информационному пространству людей, устройства и системы по всей цепочке создания добавленной стоимости, а также обеспечить доступ поставщиков, производителей и заказчиков ко всей необходимой информации в режиме реального времени. Это делает возможным развитие новых бизнес-моделей, преимущественно сервис-ориентированных, которые постепенно разрушают сложившиеся рынки. Пример – сервис заказа такси Uber, который выиграл конкуренцию у классических служб такси.

Когда производственные активы уйдут в цифровые облачные платформы, что станет источником прибыли?

Рынки приобретают сервисный характер, добавленная стоимость на производственных рынках сместится в сторону услуг, связанных в большей степени с обслуживанием и эксплуатацией продукта, нежели с его производством.

Появятся ли новые технологические страны – лидеры?

Трансформация глобальной экономической географии приведет к смещению роста в центры концентрации (разработки и применения) прорывных технологий. Будет сформирована новая система географических центров, в том числе вокруг ведущих предпринимательских университетов, объединяющих исследователей и разработчиков прорывных технологий, а также создателей и потребителей передовых продуктов и услуг. Это, в том числе, провоцирует рост конкуренции для традиционных промышленных регионов со стороны новых центров прорывных технологий.

Производство высокотехнологической продукции по отдельным странам
и регионам, 1999–2014 годы (по созданной добавленной стоимости, в млн долл. США). (Источник: доклад «Новая техническая революция: вызовы и возможности для России»)

Как будет реагировать на изменения финансовый сектор?

Это можно увидеть на примере сектора финансовых технологий – финтеха. Этот сегмент рынка, находящийся на стыке финансовых услуг и технологического сектора и размывает границы привычной финансовой индустрии. Применение новых технологий обеспечивает повышение качества, скорости, точности и надежности оказываемых финансовых услуг, повышение их доступности, эффективности и безопасности, развитие интуитивности сервисов, сокращение издержек. Развитие финтеха мобилизует альтернативные источники финансирования, кредитования и инвестиций, способствует появлению в экономиках так называемых «новых денег». Речь идет о развитии сегментов краудсорсинга, краудфандинга, краудинвестинга и соответствующих платформ (кредитование peer2peer, краудфандинга акций, краудфандинг недвижимости, роялти-финансирование).


Финтех по-русски – какой он и чем отличается от себе подобных за рубежом?


Есть ли примеры успешной реализации хотя бы части описанных принципов на примере конкретной компании?

Примером эффективности прорывных технологий может служить реализованный General Electric концепт brilliant factory – единой интеллектуальной системы конструирования, проектирования, изготовления, поставки, распределения и сервисной поддержки продукта. Виртуальное проектирование и производство, реализованные в рамках этого концепта, обеспечивают снижение производственных затрат на 10–50%, сокращение времени производственных процессов – на 20–70% и рост прибыли – на 10–50%.

«Умный завод» (автоматизация производства, цифровое прототипирование, информатизация, управление, основанное на предсказательных моделях) обеспечивает четырехкратное сокращение времени технологических процессов, рост выводов новых продуктов на рынок на 50–70%, рост прибыли – в два раза.

Оптимизация цепочки поставок в рамках цифрового производства (анализ данных в режиме реального времени, наблюдаемость и предсказуемость технологических процессов, подключенность к индустриальному Интернету всех производственных объектов) обеспечивают пятикратный рост предсказуемости производственных процессов, 40%-е снижение временных затрат на них, сокращение единиц используемого оборудования на 7-15%.

Но как эти радикальные изменения повлияют на общество и государства?

Следствием широкого распространения цифровых решений и прорывных технологий станут изменения не только в производстве, но и на рынках труда. В первую очередь это коснется сфер образования, здравоохранения, безопасности, а также других услуг, традиционно предоставляемых государством: весь спектр госуслуг станет электронным. Юридические и финансовые операции будут контролироваться по «цифровому следу». Возрастет объем безналичных финрасчетов. Небывалого расцвета достигнет онлайн-образование.

Под давлением технологической революции быстро перестроится качество услуг в социальной сфере – на базе цифровых и биологических технологий продолжится развитие медицины «4П»: превентивной/предупредительной, прогностической, пациенто-ориентированной, персонифицированной. А в науке произойдут преобразования, связанные, прежде всего, с использованием «больших данных», искусственного интеллекта и цифровизации исследований.

Изменение структуры рынка труда в сторону роботизации производств будет иметь последствия для занятости в сегменте рабочих профессий. По прогнозам, к 2035 году в развитых странах роботы заместят работу, выполняемую сегодня людьми, в 25–30% видах профессиональной деятельности. Так что многие работники уже сегодня должны стремиться сами создавать себе работу и заботиться о ее рентабельности.

Производство коммерческих наукоемких услуг по отдельным странам и регионам, 1999–2014 годы (по созданной добавленной стоимости, в млн долл. США). (Источник: доклад «Новая техническая революция: вызовы и возможности для России»)

Какие новые профессии могут появиться?

Потребность в создании инновационных бизнесов, их обновлении, а также выведении на рынок передовых технологических решений настолько большая, что эксперты говорят о серийном технологическом предпринимательстве как о новой профессии, в которую должны вовлекаться большие группы населения. Индустриально развитые страны под привлечение технологических предпринимателей и их подготовку уже в последние десятилетия развернули специальную инфраструктуру.

Как реализуются концепции развития технологической революции в разных государствах?

Индустриально развитые страны (США, Германия, Великобритания, Япония, Китай, Южная Корея и ряд других) приняли решение о развертывании новой технологической революции в виде государственной политики. Кроме того, эти государства хотят сосредоточить у себя ключевые универсальные (цифровые) платформы, агрегирующие так называемые «стратегические данные» и алгоритмы их обработки.

Среди конкретных госпрограмм можно выделить, например, реализуемую в Германии с 2012 года промышленную стратегию «Индустрия 4.0» (Industrie 4.0) как один из десяти «проектов будущего» в рамках «Плана действий по реализации обновленной федеральной Стратегии в области высоких технологий». В США приняты «Стратегия инновационного развития», «Национальный стратегический план развития передовых промышленных технологий США», а также реализуется ряд профильных межведомственных инициатив, таких как «Инициатива генома материалов», национальные инициативы в сфере робототехники и т. п.

Великобритания реализует собственный план развития передовых производств, а также программу развития «Восемь великих технологий». В 2013 году Франция запустила программу «Новая промышленная Франция», в рамках которой реализуются проекты по 10 перспективным технологическим направлениям развития индустрий и технологий будущего.

В Японии запущен уже 5-й пятилетний план развития науки, технологий и инноваций (2016–2020). Китай с 2015 года реализует программы «Сделано в Китае–2025» и «Интернет+». Кроме того, в июле 2017 года в КНР был утвержден «Национальный план стимулирования технологических разработок в сфере искусственного интеллекта».

Помимо традиционной активизации промышленной и технологической политики, практически все развитые страны с конца 2000-х годов увеличивают инвестиции в научные исследования – источник «прорывных» технологий.


Государство будущего переедет в «облака»? Каким оно будет в них – мы попробовали его описать


О том, как разворачивается научно-техническая революция в России, вы узнаете из нашего следующего материала.


Иллюстрация: sciencefocus.com