В Самарской области хорошо знают, что в условиях современной экономики успехов можно добиться, только выстроив эффективное государственно-частное взаимодействие, помогая бизнесу реализовывать самые амбициозные проекты. Об этом – в продолжении нашего разговора с Александром Кобенко, вице-губернатором – министром экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области

Какой объем денежных средств необходим Самарской области для реализации своих планов и откуда Вы их возьмете?

В рамках стратегии до 2030 года мы рассчитываем на объем инвестиций порядка 10 триллионов рублей, только 700 миллиардов из них — это бюджетные инвестиции. Остальные мы должны получить за счет привлечения прямых частных инвестиций и государственно-частного партнерства.

У нас на высоком уровне организовано комплексное сопровождение проектов инвесторов и второй год мы занимаем ТОПовые позиции в рейтинге регионов по уровню развития ГЧП. При этом в 2012 году мы были в третьем десятке субъектов РФ, и то потому, что у нас был единственный проект ГЧП – по строительству нового международного аэропорта с группой «Аэропорты регионов», входящую в РЕНОВА. А сейчас у нас рассмотрено уже более 160 проектов, 60 в стадии реализации, объем инвестиций по этим 60 проектам — более 55 миллиардов.

Аэропорт Курумоч. Фото TravelAsk

Этому предшествовала очень большая работа, как для органов власти,которые надо было убедить, что проекты ГЧП – это эффективнее госзаказа, и сформировать необходимое нормативно-правовое поле, так и для предпринимателей, потому что они должны поверить государству и в то, что с ним можно входить в такие длительные по времени и сложные по сути проекты.

Как регион строит работу с крупными корпорациями?

Так как мы крупный промышленный регион, то ориентируемся на крупные промышленные предприятия. Таких в регионе достаточно. И в основном это предприятия, которые входят в крупные концерны, холдинги, в том числе в госкорпорации.

Поэтому работаем с госкорпорациями, с целью включения продукции наших предприятий в стратегии развития. В том числе, в программы, касающиеся обновления модельного ряда, комплексной модернизации, госпрограммы.

Это касается, например, ракетно-космического центра «Прогресс». Нам крайне важно понимать будущую стратегическую линейку продуктов, которая придет на смену ракете-носителю «Союз» и иметь долгосрочную загрузку предприятия.

Работаем по программе Газпрома по модернизации газотранспортной инфраструктуры, в которых используются газотурбины двигательной серии НК и по многим другим направлениям.

Также в регионе много активов у компании Роснефть, поэтому нам крайне важно было согласовать с Роснефтью стратегию модернизации наших заводов – и за период с 2011 года инвестиционная программа в объеме около 700 миллиардов рублей практически полностью реализована. Ее цель перевести все нефтеперерабатывающие заводы на производство топлива класса Евро-5, увеличить глубину переработки нефти, перейти на современные технологии и стандарты, увеличить существующие мощности.

Давайте рассмотрим конкретное предприятие. Что, например, с заводом ПАО «Кузнецов»?

Сейчас он получил достаточно серьезный заказ на ближайшие несколько лет благодаря возобновлению производства самолетов стратегической авиации. Ведется серьезная работа по модернизации предприятия, обновлению станочного парка, внедрению новых технологий.

К примеру, в настоящее время реализуется большой проект с Санкт-Петербургским политехническим университетом имени Петра Великого, Самарским научно-исследовательским университетом имени С.П.Королева, участием ВИАМ, где мы решаем три задачи. Первая задача — это разработка аддитивной технологии по выращиванию крупных деталей двигателей. Вторая — это производство линейки оборудования для выращивания крупногабаритных деталей. И третья задача — это создание линейки металлических порошков для спекания. Мы, как регион, выступили инициатором такого проекта и, в том числе, берем на себя определенные задачи, связанные с софинансированием.

Фото с сайта www.kuznetsov-motors.ru

Также мы участвуем в обсуждении стратегии развития, в создании новых центров компетенций, помогаем включаться в гос.программы для финансирования крупных инвестиционных проектов, поддерживаем различные инициативы в рамках аэрокосмического кластера, реализуем программы поддержки молодых инженеров, обеспечения арендным жильем и многое другое.

Приведите пример взаимодействия власти с крупными предприятиями без государственного участия.

Например, «Сибур». Имеет свою очень серьезную программу по модернизации, и никакая помощь государства им не нужна. Единственное, чем мы помогаем таким компаниям, как «Сибур», так это налоговыми льготами, а также поддержкой инициатив по освобождению  части промышленных территорий, которые не используются сейчас. Более компактное современное производство больше не требует десятков тысяч квадратных метров производственных помещений и сотен гектаров территорий. А с учетом того, что содержать всю промышленную инфраструктуру – очистные сооружения, энергетику, газ – одному, даже крупному предприятию, очень дорого, мы способствуем тому, чтобы на таких территориях создавались индустриальные парки (brownfield). Правительство области помогает привлекать туда резидентов. Это, на наш взгляд, очень правильный ход. Во-вторых, мы стараемся работать в части развития базы поставщиков, в основном компаний малого и среднего бизнеса.

Тольяттинская площадка “Сибура”

Кроме того Правительство Самарской области активно использует возможности инструментов поддержки федерального уровня, прежде всего – Фонда развития промышленности. В рамках программ Фонда в Самарскую область уже привлечено более 1 200 млн. рублей. Привлеченные займы позволят предприятиям увеличить производство, расширить номенклатуру выпускаемой продукции, создать более 170 новых рабочих мест.

Пример – проект АО «АКОМ» (г.о. Жигулевск) «Разработка и производство аккумуляторных батарей» уже профинансирован Фондом. Благодаря реализации проекта компания планирует увеличить свою долю на рынке аккумуляторных батарей с 18% до 26% к 2018 году, частично потеснив иностранных производителей, чья доля на российском рынке составляет около 30%, при этом будет создано более 100 новых рабочих мест.

Можете подробнее рассказать про АВТОВАЗ? СМИ писали про проблемы с местными поставщиками.

У российского автопрома с момента прихода крупных иностранных производителей в Россию, появились достаточно жесткие и четко выраженные требования к поставщикам с точки зрения качества, ритмичности поставок, инжиниринга, организации производства, финансового состояния и многих других параметров.

Аналогичные требования к поставщикам формирует ARNPO – совместная закупочная организация Альянса Renault-Nissan-AVTOVAZ. Все требования зарегламентированы в стандартах, и сам автопроизводитель проводит аудиты поставщиков, оценивая их технологию, оборудование, экономику, качество. По итогам аудита происходит ранжирование поставщиков (категории A-D).

У ARNPO жесткие требования к закупаемым комплектующим

Мы с 2013 года включились в работу по развитию отечественных поставщиков, потому что увидели, что иначе большинство из них могут не получить номинации на новые модели.

Сегодня уже три десятка компаний, с которыми мы либо закончили, либо продолжаем проекты, улучшили свои позиции в рейтинге и получают новые номинации, в том числе, и у других локализованных в России автопроизводителей, выходят на экспортные рынки. Работа по развитию компетенций у поставщиков продолжается.

Точно так же мы развиваем наших поставщиков под требования глобальных производителей автокомпонентов – поставщиков первого уровня – компании Bosch, Valio, Faurecia и других, которые приходят в наш регион. Это один из наиболее эффективных инструментов, помогающий нам преодолеть технологическое отставание.

 Я правильно понимаю, что в основе действий Правительства Самарской области лежит серьезный анализ?

Конечно. При разработке Стратегии развития Самарской области до 2030 например, мы организовали большое количество стратегических сессий – по каждому отраслевому направлению, инфраструктуре, социальному блоку, провели большой объем исследований и опросов населения и предпринимателей.

При создании новых производств или привлечении инвесторов, например, мы анализируем межотраслевые балансы. И когда видим, что, например, внутри региона есть сырьевые потоки, а мы не перерабатываем их, то значит есть возможность организовать новое производство. Или видим, что где-то есть большой спрос, начинаем работу по выводу нашей продукции на экспортные рынки. Так, помогаем нашим компаниям открывать новые ниши.

Другой пример в части создания новых компетенций: когда мы проанализировали возможности наших поставщиков автокомпонентов, то увидели, что у большинства нет собственного инжиниринга для разработки новых компонентов, и им надо заказывать где-то дорогостоящие услуги. Поэтому создали региональный центр инжиниринга, который помогает сегодня нашим поставщикам получить компетентные услуги либо бесплатно, либо с минимальным софинансированием. Речь идет про цифровое проектирование, прототипирование, высокоточные измерения и обратный инжиниринг, цифровые и инструментальные испытания до выпуска опытного образца и сопровождения подготовки производства.

Продолжение следует

Александр Владимирович Кобенко

Родился в 1978 году в Омской области. Закончил Сибирскую государственную автомобильно-дорожную академию. Работал экономистом в АО «Омский каучук», ОАО «Омсктехуглерод». Затем работал в ООО «Карана» (г. Москва), ООО «Когито Менеджмент Консалтинг» (г. Москва). С 2005 года трудился на ОАО «АвтоВАЗ», с 2009 года – директор дирекции по экономике и планированию службы вице-президента по финансам и экономике. C 2012 года – вице-губернатор – министр экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области.

Также вы можете познакомиться с другими материалами о стратегии развития Самарской области здесь