Мы продолжаем совместный проект с РБК. В новой публикации – уже знакомый нашим читателям эксперт – Татьяна Полиди, исполнительный директор Фонда «Институт экономики города».

Сегодня Россия ищет новые источники экономического роста. Экспортные возможности страны больше не поднимают экономику. А для развития несырьевых секторов требуется концентрация человеческих мыслей, знаний и труда. Очевидно, что лучшим местом для этого являются современные удобные города.

Конкуренция на выезд

Сегодня в России насчитывается 20 крупных городских агломераций, в которых проживают около 49 млн человек, или 34% населения страны. В них создается порядка 40% ВВП. Для их полноценного развития необходимо укрепить полномочия городских органов управления, их финансы и инфраструктуру, сделать так, чтобы они стимулировали людей к творчеству, изобретениям, науке и предпринимательству.

Наиболее востребованные на рынках труда специалисты могут выбирать место своего проживания, и не только в пределах собственной страны. Это значит, что российские агломерации находятся в глобальной конкуренции за человеческий капитал с азиатскими, европейскими и американскими городами. Потенциально может быть и конкуренция между агломерациями внутри страны, но пока все последние 15 лет внутренняя миграция была направлена исключительно в Москву и Санкт-Петербург.


Выступление Татьяны Полиди на Московском урбанистическом форуме. Приоритеты жилищной политики Москвы: как создать качественное и разнообразное предложение жилья?

России свойственна низкая жилищная мобильность. Серьезным препятствием для переезда людей в другой город является жилищный вопрос, гарантии социального обеспечения и много другое. Покупка квартиры — это дорого, а часто и нецелесообразно, если человек не хочет надолго закрепляться на одном месте. А рынок арендного жилья у нас сложно назвать безопасным и цивилизованным: он, скорее, находится в серой зоне. Такое положение можно назвать «жилищным тупиком».

Далее для комфортной жизни важно не только жилье, но и социальное обеспечение, медицина, школы, общественные пространства. Порой высококвалифицированному ИT-специалисту проще переехать в Сан-Франциско, найти там жилье и организовать свой быт, чем переселиться из одного российского города в другой.

Тем более что транспортная связанность городов очень низка. Сегодня в стране практически отсутствуют инвестиционные проекты в сфере межмуниципального транспорта, за исключением разовых федеральных проектов, приуроченных к крупным событиям вроде Олимпиады. До сих пор, например, передвижение между крупными городами Урала часто осуществляется через московский хаб. Это совершенно неприемлемо в XXI веке. Без снятия указанных ограничений вряд ли можно говорить о запуске современного экономического роста.


Российские рынки жилья и финансовые рынки – почему в России востребована только ипотека, а за рубежом – целый спектр инструментов


Вопрос о полномочиях

Московская агломерация в последние 15 лет очень активно развивается. Мы считаем, что в целом она близка к своим предельным размерам. В то же время есть 18 крупных агломераций, которые имеют значительный потенциал для роста. Было бы эффективнее сфокусироваться на повышении их конкурентоспособности на рынках труда и капитала, что в дальнейшем позволит им конкурировать и на товарных рынках, в том числе мировых.

Развитие городской среды — это сфера ответственности и полномочий муниципальных властей. Только на уровне конкретного города видны конкретные проблемы и возможные эффективные решения.

Например, сейчас мы принимаем участие в работе по подготовке концепций пяти экспериментальных площадок в рамках программы реновации в Москве, а параллельно уже много лет анализируем аналогичные площадки для редевелопмента в других городах. Мы видим, ситуация в каждом конкретном городе настолько разная, что говорить о каких-то единых рецептах просто невозможно. В каждом городе своя градостроительная ситуация, собственные земельные вопросы и цены на недвижимость. Сейчас мы пытаемся на федеральном уровне в Градостроительном кодексе прописать один-единственный инструмент комплексного развития территорий. Но невозможно найти одно единое верное решение для всех ситуаций.


Татьяна Полиди об инструментах предупреждения градостроительных конфликтов

Крупным городам необходимо дать больше полномочий в основных сферах регулирования городской экономики — инфраструктура, жилье, городская среда. Это может касаться коммунальных тарифов. Не имея возможности управлять тарифами, городские власти не могут привлекать частные инвестиции. На федеральном уровне никогда ни одна формула не будет учитывать различные экономические условия даже в 20 крупнейших центрах агломераций (не говоря уже о других городах).

Для реализации своих полномочий городам, безусловно, необходимы ресурсы, и желательно собственные, которыми они могут управлять и которые они могут прогнозировать. Невозможно развивать город, не имея муниципального бюджета.

Развитие крупных городов и агломераций совершенно неправильно противопоставлять развитию сельской местности. В России достаточно высокий уровень урбанизации (70%, без учета поселков городского типа) и, по нашим оценкам, потенциал увеличения доли городского населения низкий — максимум еще плюс 5 п.п. к 2030 году. Экономическое развитие мегагородов увеличит бюджетные поступления федерального и региональных бюджетов, которые могут направляться в другие территории на их развитие, а также приведет к увеличению рынков сбыта для продукции, производимой за пределами крупных городов (например, сельхозпродукции). Доля городских агломераций в ВВП страны к 2030 году, по нашим оценкам, при оптимистичном прогнозе может составить 54%.

Крупные городские агломерации могут быть драйвером экономического роста для страны на ближайшие годы, показывая ежегодный рост на 5%. Вместе с крупными городами с населением более 100 тыс. человек, которые будут расти на 4,4%, они способны компенсировать низкие показатели малых (1,2%) и моногородов (0,6%), обеспечив общий рост экономики страны на уровне 3%.


Дорогой и доступный город – как развиваться современному городу в условиях компромисса стоимости жилья и интереса людей


Вопрос о доходах

Какие источники собственных доходов есть у крупных городов для своего развития и реализации проектов агломерационного значения? Во всем мире развитие городских активов, включая недвижимость и инфраструктуру, используется как трансмиссионный механизм — преобразование инвестиций в будущие частные и бюджетные доходы через активизацию деловой и социальной активности в городе.

И мы считаем, что все налоги на недвижимость должны оставаться на местном уровне. Сейчас в муниципальные бюджеты поступают земельный налог и налог на доходы физических лиц. Мы предлагаем также передать городским округам налог на имущество организаций.

В этом случае увеличится прогнозируемость бюджетных доходов и, наконец, будет видна связь между усилиями по развитию инфраструктуры и увеличением собственных доходов. Местные власти будут видеть отдачу от своих решений по развитию города в виде налоговых поступлений, а горожане будут понимать, как расходуются их деньги.

Сейчас при принятии градостроительных решений часто никто не подсчитывает последствия для местного бюджета. Почему? Да потому что их просто нет. Управленческий муниципальный корпус оторван от реальной жизни. Он не руководствуется экономическими факторами в принятии градостроительных решений.


Жилищное строительство России: мифы и реальность

И в этой ситуации, когда властям необходимо найти инвестора и договориться с ним о взаимодействии, создается почва для коррупции и теневых отношений. А если развитие городских пространств и публичной инфраструктуры отдается на откуп инвесторам, у муниципалитетов ограничены возможности вести независимую городскую политику.

Сегодня города хотя и создают базу для имущественных налогов, однако условия налогообложения вместо них определяют регионы. Например, Москва как город федерального значения самостоятельно определяет ставки налога на имущество организаций — в итоге поступления налога находятся на уровне 0,7% от валового регионального продукта столицы. А в Екатеринбургской агломерации этот уровень в два раза выше, но такое налоговое бремя для корпораций определено регионом, даже центральный город агломерации к этим «условиям для бизнеса» отношения не имеет. Есть примеры других несогласованных, часто противоречащих друг другу решений городов и регионов, которые лишь случайно могут оказать положительное влияние на социально-экономические процессы.

Хорошая новость заключается в том, что даже просто в налаживании эффективного взаимодействия как вертикально (город — регион), так и горизонтально (между городами в агломерации) заключается большой потенциал для запуска новых экономических процессов.


Татьяна Дмитриевна Полиди 

Исполнительный директор Фонда «Институт экономики города» (ИЭГ), директор направления «Рынок недвижимости».

Эксперт в области экономики города, жилищной политики и жилищного финансирования, реализации программ и проектов девелопмента и редевелопмента городских территорий, административных барьеров в строительстве.

Окончила экономический факультет НИУ «Высшая школа экономики», кандидат экономических наук. В 2014 году проходила курсы повышения квалификации по программам «Жилищное финансирование» и «Секьюритизация» в Уортонской школе бизнеса при Пенсильванском университете (США).

Принимает активное участие в подготовке и реализации законодательных предложений. Входит в состав экспертного совета при Федеральной антимонопольной службе по развитию конкуренции в сфере строительной отрасли. Постоянно ведет научную деятельность, участвуя в реализации научно-исследовательских проектов по Программе фундаментальных исследований НИУ-ВШЭ, является автором ряда научных статей и публикаций, постоянным участником российских и международных научных, экспертных конференций в сфере экономики города, недвижимости и жилищной политики.