Реформа пенитенциарной системы страны – это масштабный комплекс мероприятий, который вызывается низкой эффективностью исправления преступников, высокой долей рецидивов и общего уровня преступности. Мы уже рассказывали об успешном примере реализации реформ пенитенциарной системы в Финляндии. В этот раз мы расскажем еще о четырех примерах таких преобразований на основе доклада “Пенитенциарные системы и пенитенциарные реформы в зарубежных странах”. Каждый из них обладает собственной спецификой, позволяющей с разных ракурсов оценить успех усилий как по исправлению преступников в самих пенитенциарных заведениях, так и их социализации после освобождения.

В этой публикации мы также предлагаем вам познакомиться с короткими видеолекциями от экспертов TED.com, занимающимися темой реабилитации преступников

Германия: децентрализованная система для федерального государства

Пенитенциарная система в Германии децентрализована. Основная масса организационных вопросов решается на уровне земель. Финансируются тюрьмы также из земельных бюджетов. Федеральные структуры, в частности, Министерство юстиции, устанавливают общие принципы работы пенитенциарной системы.

Определенную роль в этом играет и федеральный Конституционный суд, который неоднократно принимал решения, касающиеся работы пенитенциарной системы, и под чьим давлением, в частности, был принят федеральный закон, устанавливающий стандарты и гарантии прав заключенных.

В 2013 г. в Германии насчитывалось 186 тюрем, из них лишь 15 открытых. Заключенных в открытых тюрьмах не запирают в камерах, охрана выставлена только по периметру учреждения, заключенных могут отпускать в дневное время с территории тюрьмы на работу или для выполнения социальных функций.

Расходы на содержание одного заключенного сильно варьируют в разных землях и в 2010 г. составляли от 72,45 до 148,67 евро, в среднем — 94,28 евро в день.

Частный случай: земля Шлезвиг-Гольштейн

Чиновники Министерства юстиции земли Шлезвиг-Гольштейн отдают себе отчет, что пенитенциарные учреждения всегда были и всегда будут “школой преступности” и “рассадником” криминальной субкультуры и асоциальных ценностей. По их мнению, это значит, что нужно избегать тюремного заключения всегда, когда это возможно. Именно поэтому ежегодно около 1 800 правонарушителей принимают участие в процедурах восстановительного правосудия, включая программы медиации с потерпевшими.

Уровень инкарцерации в земле Шлезвиг-Гольштейн почти вдвое ниже среднегерманского (соответственно 40 и 76 человек на 100 000 населения в 2014 г.), что стало результатом целенаправленной политики властей по применению наказаний, не связанных с лишением свободы, и широкого распространения программ пробации. В земле Шлезвиг-Гольштейн функционируют три исправительных учреждения для молодежи, пять для мужчин и одно для женщин совокупной вместимостью 1 600 мест. Пенитенциарные учреждения входят в систему гражданской госслужбы.

Уровень инкарцерации в земле Шлезвиг-Гольштейн почти вдвое ниже среднегерманского

Основополагающим принципом пенитенциарной системы является реабилитация. Закон о тюрьмах делает акцент на восстановительном правосудии и ориентации на семейную реабилитацию — в дополнение к традиционным мерам психологической и педагогической помощи. У заключенных есть право отбывать наказание в одиночной камере.

Примерно 30–40% заключенных освобождаются по УДО по истечении половины или двух третей срока. Решение об УДО принимает суд на основе представления администрации исправительного учреждения. Основная причина для отказа в УДО — высокий риск рецидива, который оценивают как сотрудники тюрьмы, так и психологи. Освобождающиеся по УДО получают доступ к целому спектру пробационных услуг, направленных на ресоциализацию.

Средняя цена одного человеко-места в тюрьме составляет 132 евро в день. В значительной мере такая высокая цифра обусловлена высокой квалификацией персонала: у сотрудников, начиная с должности начальника подразделения, имеется университетское образование. Сотрудники службы охраны обучаются в специальном учебном центре в городе Ноймюнстер.

Примерно 30–40% заключенных освобождаются по УДО по истечении половины или двух третей срока

Работа в службах пробации как для чиновников, так и для сотрудников НКО требует профильного университетского образования. В пробационной системе заняты примерно 75 госслужащих и около 40 НКО, предоставляющих консультативную помощь, психологическую, педагогическую и иную поддержку контингенту около 5 000 человек. Часть этого контингента не отбывала срок в заключении, а поступила для прохождения пробации сразу же — в качестве альтернативы тюремному заключению.

В земле действуют программы ресоциализации, адресованные особым группам осужденных: женщинам, несовершеннолетним, людям с ограниченными возможностями здоровья и иностранцам. Основные сложности, с которыми сталкиваются бывшие заключенные, стандартны: это проблемы с жильем, занятостью, доступом к социальным пособиям, психологической помощи, а также долги, злоупотребление наркотическими веществами и различные заболевания.

По законам земли Шлезвиг-Гольштейн, заключенные обязаны либо работать, либо проходить программы профессионального обучения

По законам земли Шлезвиг-Гольштейн, заключенные обязаны либо работать, либо проходить программы профессионального обучения. Работающие заключенные получают зарплату, неработающие — пособие. Деньги поступают на лицевой счет, причем некоторая их часть в обязательном порядке резервируется и выдается только в момент освобождения.

Удержаний на содержание заключенных не производится — считается, что эти расходы должно покрывать государство, так как цель тюремного заключения состоит в реабилитации осужденного.

При каждой из тюрем действует независимый общественный наблюдательный комитет, куда входят представители местных сообществ, политических и гражданских организаций. Комитет получает информацию обо всех аспектах функционирования тюрьмы, его члены имеют право свободного доступа к заключенным в любое время. Также право посещать заключенных имеют члены земельного парламента.

С другой стороны, сами заключенные вправе обращаться с жалобами в петиционный комитет земельного парламента. Кроме того, в большинстве исправительных учреждений активно работают волонтеры, как правило, организующие такие виды деятельности, как спортивные занятия и религиозные собрания, но также участвующие и в индивидуальном консультировании.

Уровень рецидивизма по-прежнему очень высок, особенно среди молодежи, однако с середины 90-х наметился тренд к некоторому его снижению.


TED.com и Дэн Пэчолк: Как тюрьмы могут помочь заключённым жить с целью (доступны русские субтитры)

Англия и Уэльс: пенитенциарная система, нуждающаяся в реформировании

В связи с неудовлетворительным и не демонстрирующим динамики к улучшению положения дел в пенитенциарной системе в 2009 г. член парламента от консервативной партии заказал частному исследовательскому центру разработать предложения по реформированию британской пенитенциарной системы.

Александр Патерсон: преступников отправляют в тюрьму в качестве наказания, а не для наказания

Этот доклад интересен критическим анализом ситуации. Предложенная в нем реформа не была реализована как взаимоувязанная совокупность мер, однако за последние годы наметилась стабилизация и даже некоторое снижение численности заключенных, в основном за счет снижения содержащихся в предварительном заключении. Авторы доклада указали на три цели существования тюрем:

1. Защита общества путем изоляции представляющих опасность преступников.

2. Наказание преступников с целью восстановления справедливости к жертвам преступлений.

3. Реабилитация, т.е. стимулирование заключенных к изменению образа жизни и их подготовка к возвращению в общество и включению в его жизнедеятельность.

Понимание идеологии предлагаемой пенитенциарной реформы дают слова британского общественного деятеля и автора тюремных реформ первой половины ХХ века Александра Патерсона, подчеркивавшего, что преступников отправляют в тюрьму в качестве наказания, а не для наказания. Иными словами, наказанием является именно факт лишения свободы, а следовательно, само внутритюремное устройство не должно быть карательным.

Тюремное население

Статистические данные за 2002 год демонстрируют устойчивую связь инкарцерации с общим социальным неблагополучием. Так, если в обществе в целом 0,9% населения были бездомны, а 5% безработны, то в числе заключенных их доля достигала соответственно 32% и 67%. Если среди мужчин в обществе в целом было 5% лиц с двумя или более психиатрическими диагнозами, а в числе заключенных — 72%; и т. д.

Тюремное население в Англии и Уэльсе значительно выше, чем в других европейских странах. Оно росло весь послевоенный период, увеличившись с 47 человек на 100 000 населения в 1950 г. до 153 в 2010–2012 гг. После этого наметилось некое незначительное снижение: показатель на 2014 г. — 149 заключенных на 100 000 населения, более свежих данных не имеется. Тем не менее следует учитывать, что это все равно примерно втрое ниже, чем в России.

В Великобритании доля заключенных, отбывающих пожизненный или неопределенный срок, в 2009 г. превышала 18%, в то время как в других развитых странах Европы она в среднем составляла 3%

Причины роста тюремного населения в основном лежат за пределами пенитенциарной системы и сводятся к тенденциям развития законодательства и судебной практики. Последняя, в свою очередь, обусловлена общественным запросом на вынесение большего числа приговоров, связанных с лишением свободы, и назначение более длительных сроков наказания, в том числе заключения на “неопределенный срок” и пожизненного заключения.

Следует отметить, что в Великобритании доля заключенных, отбывающих пожизненный или неопределенный срок, в 2009 г. превышала 18%, в то время как в других развитых странах Европы она в среднем составляла 3%. При этом по уровню убийств Великобритания существенно не отличалась от других стран. Рост тюремного населения обусловлен и законодательными изменениями. За период с 1997 по 2009 гг. правительством введены 3 600 новых видов правонарушений, из которых более 1 000 предусматривают возможность наказания в виде лишения свободы.

Лишение свободы — относительно редкое наказание: к нему в 2007 г. приговорили лишь 7% осужденных

По состоянию на 2009 г. более половины (54%) заключенных отбывали срок лишения свободы, превышающий 4 года, при этом среди отбывающих первый срок их доля составляла лишь 9%. Иными словами, типичный заключенный — это рецидивист, отбывающий срок более 4 лет.

С другой стороны, среди содержащихся в предварительном заключении примерно половина впоследствии получает приговоры, не связанные с лишением свободы. Вообще, следует отметить, что лишение свободы — относительно редкое наказание: к нему в 2007 г. приговорили лишь 7% осужденных, причем эта доля оставалась стабильной на протяжении предшествовавшего десятилетия.

Условному освобождению автоматически подлежат заключенные со сроком наказания до 4 лет после отбытия половины срока. В этом случае они направляются под надзор, условия которого включают комендантский час и ряд других ограничений. Нарушителей направляют обратно в тюрьмы для отбытия остатка срока.

Неэффективность пенитенциарной системы Англии и Уэльса демонстрирует высокий рецидив, составляющий около 50% в первые 12 месяцев после освобождения

Исследователи отмечают, что широкое применение практики условного освобождения может давать обратный эффект и приводить к устрожению приговоров, если при назначении наказания суд исходит из предположения, что осужденный все равно не отбудет весь назначенный срок. Кроме того, большой разрыв между назначенными и отбываемыми сроками создает неблагоприятное общественное мнение и поощряет “карательные” настроения публики. В качестве “противоядия” предлагается более тонкая отладка процедур досрочного освобождения, прозрачность в принятии решений об освобождении и повышение эффективности программ социальной реабилитации освобождающихся.

Важнейшим показателем, демонстрирующим неэффективность пенитенциарной системы, является высокий рецидив, составляющий около 50% в первые 12 месяцев после освобождения и достигающий 62% среди мужчин и 60% среди женщин через 24 месяца после освобождения. Особенно беспокоит тот факт, что эти цифры остаются стабильными на протяжении уже 40 лет.

Тюремная система

По состоянию на 2007 г. в Англии и Уэльсе насчитывалось 140 тюрем, из которых 11 были частными, а остальные находились в ведении Королевской тюремной службы (КТС). Тюрьмы делятся на открытые с облегченными режимом содержания, откуда заключенные могут выходить на работу или учебу, и закрытые. Закрытые, в свою очередь, делятся на тюрьмы повышенной безопасности, местные тюрьмы, где обычно содержат взятых под стражу на время следствия или в ожидании приговора, и “учебные тюрьмы” (training prisons). Открытых тюрем в Англии и Уэльсе 12, тюрем повышенной безопасности — 8.

С “физической” точки зрения тюрьмы также разнообразны. Есть старые большие тюрьмы, викторианской эпохи, рассчитанные на 1 000 и более заключенных и воплощающие идеологию Бентамова паноптикона. Их часто строили в центральных районах города в назидательных целях.

Старые большие тюрьмы викторианской эпохи воплощают идеологию Бентамова паноптикона

Одновременно есть более современные и компактные, обычно расположенные в пригородах. Одним из факторов, снижающих эффективность реабилитации заключенных, исследователи называют устройство тюремного пространства,где жилые отсеки отделены от мест для “целенаправленной деятельности”, то есть учебных, культурных программ и т. п.

Исследователи указывают, что в жилых отсеках из тюремных служащих присутствует только охрана, а управленческий, социальный и т. п. персонал работает в местах для “целенаправленной деятельности”. В качестве альтернативы предлагают такую организацию тюремного пространства, где жилые, учебные, культурные, спортивные и т. п. зоны будут объединены под общей крышей. Более плотную коммуникацию охраны с другими сотрудниками авторы предложенной реформы также считают положительным фактором.

Правила внутреннего распорядка в английских тюрьмах опираются на два основных международных документа, принятых ООН: “Стандартные минимальные правила обращения с заключенными” (1955, в редакции 1977 г.) и “Базовые принципы обращения с заключенными” (1990).

Прямые расходы на содержание одного заключенного в 2008 г. в Великобритании составляли около 100 фунтов в сутки

Ежегодный бюджет Королевской тюремной службы составляет 2,3 млрд британских фунтов стерлингов. Прямые расходы на содержание одного заключенного в 2008 г. составляли около 100 фунтов в сутки. Интересно отметить, что эта цифра не включает расходы на обучение и медицинскую помощь, так как они проходят по бюджетам соответствующих ведомств, а не тюремной службы.

С 1996 г. КТС многократно меняла подведомственность и в настоящее время наряду с Национальной пробационной службой (НПС) входит в состав созданной в 2004 г. Национальной службы по делам правонарушителей (НСДП), в свою очередь, подведомственной Министерству юстиции. НСДП часто подвергается критике за неэффективность и раздутый бюджет, к 2008 г. превысивший 4,7 млрд фунтов.

Численность служащих КТС достигает 52 000 человек. Рабочая нагрузка сотрудников медленно растет: если в 1997 г. на одного служащего непосредственно в тюрьме приходились 2,4 заключенных, то в 2008 г. — уже 2,9.

Существенной проблемой, по мнению экспертов, является недостаточная квалификация персонала КТС. Перед приемом на работу они проходят 8-недельный тренинг, затем их принимают на работу с испытательным сроком 12 месяцев. Для сравнения, работа в полиции подразумевает 2-летнее обучение, в пожарной службе — 4-месячное. Работники тюрем берут больничный примерно в полтора раза чаще, чем в среднем занятые в государственном секторе, и почти вдвое чаще, чем занятые в частном секторе, что говорит об их оставляющем желать лучшего рабочем энтузиазме.

Отмечается и высокая текучка, в том числе среди высшего кадрового звена: средний срок, в течение которого начальник тюрьмы занимает свою позицию, — 21 месяц. В то же время процедуры рекрутинга на высшие должности недостаточно открыты и прозрачны, широкой рекламы открывающихся вакансий нет.

Исследователи называют тюремные кадры “интровертной рабочей силой”, имея в виду недостаточность их взаимодействия с местными сообществами, куда, собственно, тюрьмы выпускают освобождающихся заключенных.

В социальной работе с заключенными велика роль третьего сектора: более 900 НКО осуществляют в тюрьмах более 2 000 разнообразных проектов. Общественники часто жалуются на затрудненный доступ в тюрьмы и недоверие к ним со стороны штатных сотрудников.

Труд заключенных

Труд заключенных остается проблемной областью. С одной стороны, значительная часть осужденных никогда не работала на сколько-нибудь постоянной основе и не только не владеет какой-либо специальностью, но и в принципе не умеет работать, то есть систематически выполнять определенные обязанности. С другой — рабочими местами обеспечены лишь около трети заключенных, а заработок несоразмерен даже минимальному вознаграждению за труд на свободе: в среднем он составляет 9,60 фунтов в неделю, официальный минимум установлен на уровне 4 фунтов в неделю. В докладе, выпущенном в 2015 г. парламентским комитетом по внутренним делам, заявлено, что труд заключенных должен быть направлен на:

– расширение шансов на трудоустройство после освобождения;

– приучение к рабочему процессу и рабочему дню;

– снижение “неструктурированного” времени в общем объеме времени заключенных;

– для тех, кому позволено работать вне тюрьмы, — практическую интеграцию в социум.

В настоящее время труд заключенных используется в следующих типах работ:

– производство, обслуживающее нужды тюрьмы (изготовление одежды, мебели и т. п.); – обслуживание тюремного хозяйства (уборка, работа на кухне и т. п.);

– работа на земле (садоводство, животноводство) на территории тюрьмы;

– выполнение внешних производственных заказов (легкая промышленность, сборка электроприборов, изготовление дорожных знаков и т. п.).

Реабилитация

Одной из наиболее успешных практик реабилитации в Англии и Уэльсе следует признать восстановительное правосудие, которое включает в себя не только выплату компенсаций потерпевшим, но и модерируемые встречи осужденного с потерпевшими, которые проводятся с согласия последних. У прошедших через эти программы правонарушителей зафиксировано снижение рецидивизма на 27%. Процедуры восстановительного правосудия не связаны с решением вопроса о наказании или досрочном освобождении.

Также внимания заслуживает институт менторства для освобождающихся из заключения. Ментором может стать как соцработник, так и волонтер. В обязанности ментора входит поддержание “человеческого” контакта с освободившимся и помощь ему в решении разного рода практических проблем.


TED.com и прокурор штата Нью-Джерси Энн Милгрэм: “Почему статистика — ключ к борьбе с преступностью” (доступны русские субтитры)

ЮАР: меняющиеся тюрьмы в меняющейся стране

К 90-м годам — времени ликвидации системы апартеида (1989), принятия временной (1993), а потом и постоянной конституции (1996), а также создания многорасового правительства (1994), — в ЮАР существовало множество проблем, связанных с преступностью и управлением системой наказаний.

Высокая преступность была обусловлена в том числе условиями апартеида: черное население ЮАР было полностью отстранено от участия в управлении страной, не могло получать образование и не участвовало во многих других сферах публичной жизни, что приводило к криминализации. Тюремная система отличалась высоким уровнем коррупции, малоэффективным управлением, многочисленными нарушениями прав человека, плохими условиями содержания заключенных, переполненностью тюрем.

Высокая преступность в ЮАР была обусловлена в том числе условиями апартеида

Тюрьмы ЮАР остались переполненными даже после освобождения политзаключенных. Отсутствие программ реабилитации заключенных было одним из факторов, приводящих к высокому уровню рецидивизма. Вся тюремная система и подход к исполнению наказаний требовали пересмотра в контексте демократизации страны и общества.

В 1990 г. началась серьезная тюремная реформа. Она включала в себя формирование автономного ведомства — Департамента службы исполнения наказаний, а также пересмотр системы наказаний с целью расширить использование санкций, не связанных с лишением свободы.

Одновременно прошла демилитаризация пенитенциарной службы, включавшая в себя отмену военной униформы, системы званий, устава, а также демонтаж централизованной и закрытой не только для общества, но и для штатских государственных ведомств структуры.

Негативными “побочными эффектами” реформы в ЮАР стали недостаточная квалификация новых кадров и расшатывание дисциплины

Была проведена кадровая реформа, имевшая целью исправление расового дисбаланса служащих, возникшего в период апартеида, введены механизмы общественного контроля, прежде всего — обязательной публичной отчетности.

Негативными “побочными эффектами” реформы в первые годы после ее проведения стали недостаточная квалификация новых кадров и расшатывание дисциплины.

И тем не менее до 2004 г. действия властей в области реформирования системы исполнения наказаний не были достаточно решительными. В 1998 г. был принят Закон о службе исполнения наказаний (Correctional Services Act), который, однако, не был обнародован и до 2004 г. действовал только частично. Статьи, посвященные условиям содержания заключенных, вступили в силу только в 2004 г. В 2002 г. принята одна из первых антикоррупционных стратегий, касающаяся тюремной системы, а в 2004 году опубликована “Белая книга о системе наказаний в Южной Африке” (White Paper on Corrections in South Africa).

В “Белой книге” были подробно прописаны направления последующей тюремной реформы. Акцент делался на улучшении условий содержания заключенных (документ содержит конкретные нормативы) и введении программ ресоциализации заключенных и бывших заключенных.

В 2006 г. был выпущен Дисциплинарный кодекс (Disciplinary Code and Procedure), который устанавливал единообразный дисциплинарный порядок для всех тюрем. Наконец, в 2004–2012 гг. был создан целый ряд различных ведомств и комитетов, которые должны были заниматься мониторингом состояния тюрем, контролем за происходящим в них и проведением реформ.

Особое внимание реформаторы уделяли проблеме коррупции в системе исправительных учреждений. Антикоррупционную стратегию для тюрем и других государственных служб вырабатывали общими усилиями сразу несколько ведомств.

Были предприняты усилия по созданию еще нескольких независимых комитетов, которые должны были осуществлять надзор в этой сфере. Создавались условия для того, чтобы персонал тюрем мог содействовать предотвращению коррупции, в частности, определялись способы связи с разными комитетами, которым сотрудники могли бы сообщать о фактах коррупции.

Главной проблемой “Белой книги” тюремных реформ в ЮАР стала крайняя абстрактность предлагаемых нововведений

Однако в целом реформирование тюрем в ЮАР следует оценивать как малорезультативное. Главной проблемой “Белой книги” 2004 г. стала крайняя абстрактность предлагаемых нововведений. В документе перечислено множество верных и необходимых реформ, он использовался в программах тренингов, которые проводились среди работников тюрем. Однако конкретных указаний и планов претворения в жизнь большей части предложенных реформ там нет. Еще один существенный недостаток — в “Белой книге” не прописаны четкие механизмы контроля за проведением реформ.

Нет и внятной программы бюджетирования реформ. Департамент исправительной службы ЮАР (Department of Correctional Services) располагает большим бюджетом. Например, бюджет на 2011/12 гг. составил 16,6 млрд южноафриканских рэндов, или 2,4 млрд $. Для сравнения — это половина бюджета, выделяемого на оборону государства, и больше, чем бюджет министерства юстиции.

При этом деньги, выделенные на коррекционные учреждения, расходуются неэффективно. Большая их часть уходит на поддержание администрации и работников тюрем (около 30%). На остальные статьи расходов средств выделяется недостаточно. В частности, расходы на содержание заключенных составили 18% бюджета в 2004 году, а к 2012 г. снизились до 12%.

Бюджет исправительного ведомства ЮАР на 2011/12 гг. составил 16,6 млрд южноафриканских рэндов, или 2,4 млрд долларов США

Что же касается затрат на программы ресоциализации и реабилитации, их доля составляет смехотворные 3,5% и с 2004 г. не менялась. Поэтому описанные в “Белой книге” учебные программы, реинтеграционные тренинги и когнитивно-бихевиоральная терапия так и остались на бумаге.

Несмотря на все эти обстоятельства, “Белая книга” 2004 г. и некоторые последовавшие за ее принятием меры сыграли свою роль в демократизации службы исполнения наказаний ЮАР. Так, успешными оказались некоторые действия по устранению коррупции среди тюремного руководства.

В частности, их результативность обеспечил отказ от “медийного молчания”, от цензуры СМИ. Последовавшие за этим журналистские расследования и репортажи о нарушениях в исправительных учреждениях, взяточничестве и мошенничестве руководителей тюрем сделали эти проблемы предметом активного обсуждения в обществе. Однако борьба с коррупцией еще далека от успеха.

Осталось немало важных проблем, например, взяточничество при проведении тендеров системой исправительных учреждений, коррупция среди тюремных врачей, а также проблема координации множества антикоррупционных ведомств.

Максимальный уровень инкарцерации в ЮАР зафиксирован в 1970 г., когда он достиг 411 человек на 100 000 населения. После некоторого снижения в 90-е к 2004 г. он вновь вырос почти до той же отметки (403 человека на 100 000 населения). Затем наметился тренд к снижению, в основном за счет сокращения предварительного заключения, использования наказаний, не связанных с лишением свободы, за мелкие преступления, а также расширения практики УДО. На 2014 г. показатель инкарцерации составляет 288 человек на 100 000 населения.


TED.com и нейробиолог Даниэль Райзель: “Может быть, вместо “хранения” преступников-психопатов нам стоит использовать их разум для реабилитации” (доступны русские субтитры)

Испания: “лови момент”

Тюремное население Испании в послевоенный период было подвержено резким колебаниям. В 1950 г. уровень инкарцерации составлял 109 человек на 100 000 населения, к моменту смерти Франсиско Франко в 1975 г. он снизился до 24 человек, а затем начал резко расти и рос непрерывно до 2010 г., когда достиг показателя 165 человек на 100 000 населения.

Этому немало поспособствовали изменения уголовного кодекса в сторону устрожения в 1995 и 2003 гг. Тенденция роста тюремного населения была переломлена в 2010 г. В это время уголовный кодекс был существенно смягчен.

В частности, максимальное наказание за мелкую торговлю наркотиками снижено с 9 до 6 лет. Кроме того, внедрена практика депортации иностранных заключенных, составлявших около трети тюремного населения, на родину после отбытия части срока.

Уголовный кодекс Испании был существенно смягчен в 2010 году

В результате к 2014 г. уровень инкарцерации снизился до 133 человек на 100 000 населения, а расходы на содержание пенитенциарной системы в 2014 г. по сравнению с 2010 г. упали на 9%. В 2014 г. четыре недавно построенных тюрьмы общей вместимостью 3 300 камер пустовали.

Провести смягчение уголовной политики позволил экономический кризис, который изменил настроения граждан. В опросах национального Центра социологических исследований в начале 2000-х преступность в числе трех самых тревожащих их проблем называли 20–30% респондентов, а в 2014 г. — только 3%.

Фактический уровень преступности при этом как был, так и остался невысоким по европейским меркам, но восприятие представляемой преступностью угрозы изменилось, когда у людей появились более насущные проблемы. Это дало политикам возможность не гнаться за политическими дивидендами, спекулируя на лозунгах беспощадной борьбы с преступностью, а спокойно провести необходимые реформы.