Украина хочет запретить на своей территории несколько крупнейших российских сайтов. Но сможет ли? Про тягу политиков к блокировкам, АНБ США и незаменимость для украинских читателей русских книг рассказывает Антон Носик – один из создателей Рунета

Пётр Порошенко подписал указ, который приговаривает несколько крупных российских сайтов и IT-проектов к блокировке на территории Украины. В список попали ВКонтакте, Одноклассники, Яндекс, 1С, Лаборатория Касперского и даже РБК. Кажется, эта самая масштабная попытка интернет-блокировки в мире за последние годы. Насколько она вообще выполнима?

Выполнимость этого указа раскладывается на две подзадачи: насколько он осуществим технически и насколько Украина политически готова к принятию тех мер, которые необходимы для его реализации. Это два разных вопроса.

Если обсуждать технические подходы к блокировке сайтов и сравнить китайские методы с иранскими, Северной Кореей, Туркменией и с тем, что в России пытается реализовать Минсвязи, мы увидим, что это разные технологии, требующие абсолютно разных усилий.

Политики как-то упускают из виду, что Интернет – не территория, которая сидела и ждала 40 лет, пока придет Порошенко и расскажет, на какие сайты людям можно ходить, где хранить свои файлы и почту

Есть два подхода к блокировке. Тот, который сегодня применяется в России, выглядит очень грозным на бумаге, но по сути ничего не ограничивает и не закрывает. Чиновники пишут в реестре, что ресурс заблокирован, у пользователей остаётся доступ к мировому интернету, поэтому аудитория заблокированного ресурса по факту не теряет ни одного посетителя – все ходят через прокси-серверы или пользуются другими механизмами обхода запрета.

Другое дело, если заблокировать на уровне каналов связи – контролировать передачу входящего и исходящего трафика через единую точку доступа в мировой интернет. При такой блокировке появляется возможность отключать любую страницу для всей страны и всех провайдеров простым поворотом рубильника. Такая блокировка была бы эффективной. Сможет ли в ближайшее время её построить Украина? Сильно сомневаюсь.

Получается, российским сайтам, которые пытаются зарабатывать на украинских пользователях, сейчас не о чем беспокоиться?

Сложно пока сказать, насколько сильна решимость украинских властей воплотить это постановление в жизнь. Есть ли у них для этого достаточная политическая воля? Если они просто скопируют нынешние российские методы блокировок, то люди продолжат заходить на запрещённые сайты через прокси-серверы за пределами Украины и ничего не изменится.

Китай технически опережает Украину где-то на тысячу лет. Но и он готовился к внедрению механизмов тотального контроля и слежки лет 20

Политики как-то упускают из виду, что Интернет – не территория, которая сидела и ждала 40 лет, пока придет Порошенко и расскажет, на какие сайты людям можно ходить, где хранить свои файлы и почту. Всё ровно наоборот: Интернет 40 лет строил распределённую архитектуру и готовился к тому, что придет Порошенко и скажет, как людям правильно жить, а они в ответ скажут, куда ему следует пойти.

Но если получилось у Китая, почему не может получиться у Украины?

Потому что проще физически изолировать Украину от России, построив по периметру границы забор, чем отключить российские площадки от украинских пользователей, не отключив при этом обмен трафиком с Германией, Англией, Америкой и другими странами. В избирательном недопущении людей на сайты кроется проблема, близкая к нерешаемой.

Китай в данном случае технически опережает Украину где-то на тысячу лет. Но и он готовился к внедрению механизмов тотального контроля и слежки лет 20. Поэтому думать, что Украина сможет доскакать до китайского уровня контроля интернета ещё при жизни внуков и правнуков Порошенко – очень наивно.

Но всё же в условиях распределённой архитектуры интернета государства должны иметь возможность как-то отстаивать свои интересы?

Об автономных государственных интересах говорят в странах, где нет политической конкуренции и есть запрос на цензуру. В странах, где власть сменяемая, интересы государства не могут быть противопоставлены интересам граждан.

Стоит в таких странах какому-то чиновнику заявить, что есть отдельные интересы государства и интересы граждан, но интересы государства важнее гражданских – люди тут же идут и просто избирают себе другую власть. Которая не станет говорить такие вещи.

Об автономных государственных интересах говорят в странах, где нет политической конкуренции и есть запрос на цензуру

О государственных интересах, которые важнее чем свобода слова или неприкосновенность личной жизни, любит говорить Иран, Украина, Беларусь, Казахстан, Россия, Саудовская Аравия, Туркменистан. Но об этом не говорят ни в ЕС, ни в Канаде, ни в Австралии, ни в США.

Разве проблема АНБ в США уже решена?

Проблема АНБ состоит лишь в том, что эта аббревиатура стала ключевым словом, которое с подачи Сноудена стали употреблять люди, не читавшие ни строчки из того, что Сноуден опубликовал.

Сноуден описал ситуацию, когда в США – стране с населением 300 миллионов – есть порядка 10 тысяч человек, которые по каким-то причинам представляют интерес для американских спецслужб. Те, за кем спецслужбы почему-то считают нужным следить. Но, сравните: в одних тюрьмах США сидят 3 миллиона человек.

Люди, которые не читали Сноудена, думают, что он раскрыл тайну, как в Америке следят за всеми и каждым. Но Сноуден опубликовал лишь внутреннюю переписку, которая занимается решением задачи: как бы нам, спецслужбам США, проследить за 10 тысячами человек. В ней не идёт речь о том, что спецслужбы США, мечтают знать, какое селфи каждый из 300 миллионов американских граждан не выложил на публику. АНБ интересуют лишь люди, которые готовят теракты или, по мнению Агентства, занимаются шпионажем.

Амбиция знать, что в каком доме сегодня подают на обед и о чём говорят за столом – амбиция старая, как мир, но она свойственна лишь тираниям. Развитым странам она не свойственна.

Я пытаюсь найти целесообразность в поступке Порошенко. Может быть он хочет таким образом поддержать отечественного it-производителя?

Прежде всего, когда мы говорим об Украине, важно понять: это страна, где в 10-ке популярных сайтов нет ни одного местного сайта. Поэтому украинские предприниматели и власти могут оценивать целесообразность чего бы то ни было только с чужого опыта.

Нет ни одной страны, которая сделала бы то, что предлагается с сегодняшнего дня делать в Украине

Рассуждать о том, что будет, если отрубить населению в интернете доступ к 70% привычных для них ресурсов, Украина могла бы лишь после того, как посмотрела на тех в мире, кто уже пробовал это делать. Но таких стран в мире нет! Нет ни одной страны, которая сделала бы то, что предлагается с сегодняшнего дня делать в Украине. Нет прецедента, когда бы некие платформы, каждая из который охватывала от 60 до 70% пользователей интернета в стране, запрещались бы в один день просто так.

Возможно позже это будет представлено как часть компании, которая борется на Украине с экспансией русского языка?

Не надо идти на поводу у Порошенко и приписывать Яндексу, Одноклассникам или ВКонтакте несвойственные им функций. Русский язык позволяет любому жителю Украины прочитать все выпущенные в мире книги, которые на украинский язык не переведены и переведены не будут. Книги, фильмы и много чего ещё.

В России существует рынок легального книгоиздания, кинопроката, благодаря чему здесь существуют русские версии книг, фильмов, литературы как художественной, так и справочной, учебной на русском языке. К примеру в программе подготовки студентов украинского MBA значатся 200 наименований, 4 из которых издаются на Украине, а 196 издаются в Москве.

Русский язык позволяет любому жителю Украины прочитать все выпущенные в мире книги, которые на украинский язык не переведены и переведены не будут

Но с 1 января этого года на Украине запрещён ввоз книг из России. Этот запрет на книги был введён значительно раньше, чем на соцсети. По всем расчётам запасов русскоязычных книг в украинских магазинах должно было хватить до марта. Но они всё ещё продаются. Значит, местные коммерсанты как-то обошли этот вопрос. То ли это банальная контрабанда, то ли подпольно печатают контрафактные экземпляры…

Получается, если такие политические инициативы будут до конца реализованы, это негативно скажется на будущем страны?

Я не верю, что они будут реализованы. Обсуждать всерьёз возможность их реализации можно лишь при условии, если считать людей, которые это придумали, эффективными людьми. Но оснований считать, что они справлялись с задачами, которые ставили перед собой, у нас нет.

Не стоит впадать в алармизм и думать, в какой мрак погрузится Украина. Она не погрузятся ни в какой технический мрак. Также, как она сейчас не задыхается без русских книг.

Ни один человек, который имел привычку читать книги по-русски до 1.01.2017 года, не бросил эту привычку, потому что Порошенко сказал не ввозить русскоязычные книги. Так же и с сайтами: таких примеров тоже не будет.

Если на Украине есть люди, которые считают необходимым бойкотировать российские сервисы, они могли это сделать в любой момент с 14 года. Если они этого не сделали, значит, просто не считают это нужным.

Беседовал Илья Переседов


 

Антон Борисович Носик

Родился в 1966 году в Москве.

Стартап-менеджер, журналист, общественный деятель и популярный блогер (10-е место в Рунете по версии Яндекса). Иногда его называют одним из «отцов Рунета». Был редактором крупнейших новостных интернет-изданий Vesti.ru, Lenta.ru, Gazeta.ru и NEWSru.com. Один из бывших менеджеров холдинга Рамблер и службы блогов компании SUP (участвовал в этом качестве в доработках сервиса LiveJournal), учредитель благотворительного фонда «Помоги.org».

До марта 2011 года занимал пост главного редактора сайта Bfm.ru. С середины октября 2009 года занял должность заместителя генерального директора компании «Объединённые медиа» и, по совместительству, должность шеф-редактора Bfm.ru. С ноября 2011 года по ноябрь 2012 был медиадиректором SUP Media, которому принадлежит сервис LiveJournal.

С середины 2014 года является соучредителем ООО «Мохнатый сыр», занимающейся маркетинговыми исследованиями и изучением общественного мнения.