Мы всё еще недостаточно понимаем, что такое интеллект, чтобы сделать его полностью искусственным. Зато наши дети уже научились общаться с машинами без нашей помощи. Рассказывает Джин Колесников — генеральный директор IDS Innovation

Тебя можно назвать евангелистом технологий искусственного интеллекта в России. Когда нам ждать Пасху в вашем мире – какие-нибудь великие свершения? Или они уже произошли, просто пока не очевидны простым смертным?

Когда речь заходит про искусственный интеллект, его традиционно принято делить на сильный и слабый. Применение слабого искусственного интеллекта мы уже видим во всём, что так или иначе автоматизируется и заменяет человека. Любую мысль, выраженную в алгоритме, который автоматизирует какую-то функцию человека или создаёт автоматизированный процесс, можно смело называть искусственным интеллектом. Просто «искусственный интеллект» — термин-калька с английского языка, где он «artificial intelligence», то есть не «искусственный» и не «интеллект», по большому счету.

А как на русский это было бы правильно перевести?

Если говорить про «artificial intelligence» — «умная автоматизация».

И от чего ведётся летоисчесление «умной автоматизации»?

Обычно отсчет ведут от 40-х годов прошлого века. Многое было сделано уже тогда.

Любую мысль, выраженную в алгоритме, который автоматизирует какую-то функцию человека или создаёт автоматизированный процесс, можно смело называть искусственным интеллектом

Однако, я обычно говорю, что основные подвижки начались после возникновения компании Google. В 1998 году возникла компания Google, которая стала заниматься чем-то, что в будущем назовут «большие данные» – big data. Всё, что происходит после этого в мире технологий можно смело называть предтечей новой волны искусственного интеллекта. Ведь по факту именно появление такого понятия как big data помогло человечеству перепрошить свои мозги и принять ИИ в новом его смысле. Как термин перепридумал за человечество, перепрошил в наши умы понятие «искусственный интеллект» в его новом смысле.

Мы (далеко не все, но уже многие) перестали ждать от искусственного интеллекта человекоподобных роботов, которые ходят вокруг нас и носят чашки. Вообще выполняют функции человека, но при этом не люди. То, о чём нам рассказывали в сериале «Призрак в доспехах» и ему подобных.

 Заставка полнометражного фильма «Призрак в доспехах» в 1995 году в деталях показала возможный процесс создания андроида и стала революционной для своего времени

Но при этом мы начали использовать мы стали использовать как должное огромное число рутинных процессов, которые автоматизированы. И не последнюю роль в формировании этой привычки сыграл интернет. Всякий раз, когда вы нажимаете кнопочку «лайк» в Фейсбуке или занимаетесь настройкой под себя технологий умного дома, происходит ваша встреча со слабым искусственным интеллектом.

Слабый искусственный интеллект — это любая программируемая функция?

Упрощенно говоря да.

А сильный искусственный интеллект тогда что такое?

Сильного искусственного интеллекта сейчас нет вообще.

Если уж совсем серьезно подходить к твоему вопросу, до сих пор нет понимания что же из себя представляет интеллект. В википедии например есть четыре значения. И на мой взгляд все они ошибочны.

При этом можно сказать, что мы – люди, изучающие и развивающие автоматизированные и программируемые интеллекты – понимаем под сильным искусственным интеллектом чаще всего осознанность. Можно долго рассуждать, каким мы его видим, описывать разные навыки и функции, но по большому счету, это осознанность.

Если приводить наглядный пример, вспомни фильм «Железный человек», который был снят в 2008 году. С него началась новая серия экранизаций вселенной Марвел. И во всех этих фильмах герои свободно общаются с искусственным интеллектом, а он непринуждённо разговаривает с ними.

 Имя JARWIS расшифровывается как Just A Rather Very Intelligent System (Просто довольно очень умная система). По мнению многих фанатов, он может считаться более выдающимся изобретением Тони Старка, чем костюм железного человека

Это похоже на то, как мы сейчас используем в телефоне Siri, но там эту технологию зовут Джарвис. В отличие от Siri, Джарвис понимает, что говорят герои в контексте любой ситуации и почти любыми словами. Это и есть сильный искусственный интеллект.

Робот отрабатывает за тебя сложные процессы, понимает, в каком контексте ты задаешь ему задачи, и выдает правильный ответ, оставаясь в рамках твоего семантического поля. То есть, что ты хочешь, то он и понимает. И понимает без переспрашиваний.

Появление сильного искусственного интеллекта вообще возможно?

Есть два допущения, при которых сильный искусственный интеллект может появиться.

Сильного искусственного интеллекта сейчас нет вообще

Когда-то люди пытались изобрести самолёт, повторяя птицу. Но успеха добились братья Райт – разработчики велосипедов. Они привнесли в эту задачу новые знания и решили её.

И у меня есть гипотеза, что сильный искусственный интеллект появится, если возникнет новая математика, работа над которой ведётся последние лет 15. Но пока предсказывать и прогнозировать на её счёт что-то определённое очень трудно.

 Кадры кинохроники: братья Райт – владельцы велосипедной мастерской – проводят испытание своего детища где-то в диапазоне между 1905 и 1907 годом

Второй случай — это когда data science и системы больших данных на новом уровне освоят технологию recognition – предсказания и прогнозирования на основе имеющихся данных. Сегодня эта технология используется во многих областях. В том числе, для предсказания поведения покупателей в интернете. С каждым годом она учитывает всё больше и больше деталей и фактов. Чисто теоретически мы допускаем, что в итоге эта система станет качественно более сложной и сможет работать с любыми типами данных.

Мы как бы пройдём заново эволюционный процесс и получим аналог нейросети, которая работает в нашей голове.

Но когда это случится, никто не может точно сказать.

Есть какие-то тренды, которые влияют на этот процесс?

Есть один очень интересный человек – Рэй Курцвейл. Он числится техническим директором в Google и заодно является экспертом сооснователем Singularity University. Это известный университет, который занимается прогнозированием трендов будущего. Singularity University находится в Кремниевой долине, его девизом является «воспитывать, вдохновлять и расширять возможности лидеров, применяя экспоненциальные технологии для решения крупных проблем человечества».

Сильный искусственный интеллект появится, если возникнет новая математика, работа над которой ведётся последние лет 15

Рэй Курцвейл утверждает, что к 2029 году нас ждет два величайших события: у нас решится проблема долгожительства.. Мы каким-то образом сможем жить настолько долго, что не будем на эту тему вообще волноваться — лет 300. Разумеется, это не означает, что каждому сразу выдадут по 300 лет жизни. Речь идёт о том, что возникнет такая технология. То же самое касается и искусственного интеллекта. Ждать его прихода в каждый дом на утро первого января через 11 лет — весьма маловероятно. Однако, Курцвейл делает такие выводы, опираясь на закон Мура — развитие технологической мощности удваивается каждые два года, создавая новые возможности.

Если этот прогноз окажется верным, нам стоит ждать появления прорывных технологий, ломающих современные устои. Ведь изменится само отношение людей к жизни и прогрессу. В своё время появление iPhone спровоцировало множество перемен: фотосъёмка, продажи музыки, бизнес перевозок, электронные торги… Всего и не перечислить сразу. Здесь можно будет ожидать подобного, но в гораздо большем масштабе.

 Лекция Рэя Курцвэйла на площадке TED.COM. Он рассказывает своём новом проекте – Университете Сингулярности, который призван изучать технический прогресс и направлять его на пользу человечеству. Настройки плеера позволяют включить русские субтитры

Как Россия представлена в этих процессах?

Россия сегодня уже широко представлена в мире инноваций своими кадрами. Есть множество ведущих мировых продуктов, над созданием которых работали и работают наши специалисты. В этом смысле, можно сказать спасибо нашей стране за то, что она воспитывает отличные кадры и не создает никаких условий для того, чтобы эти кадры здесь оставались.

Это фундаментальная проблема не одного Сколково, а того, что называется в мире «экосистема инноваций». Это цикл, который тянется от начального образования до финального понимания того, чем ты можешь заниматься, в чем ты действительно талантливый и гениальный и где тебе стоит себя применить. Этот цикл не выстроен в России почти никак. Надо сказать, что в остальном мире с этим тоже не очень хорошо.

Но в мире всё очень хорошо с местами, где можно себя применить, если у тебя в голове есть мозги и навык обучаемости уже есть что-нибудь хорошее. Вот наши специалисты и реализуют себя в компаниях типа Google, Dropbox и прочих.

На эту ситуацию можно как-то повлиять?

Это один из проектов, которым я сейчас занимаюсь.

Мне хочется содействовать появлению в России понятной структуры вхождения молодых талантов в сложные технологические процессы. Для этого мы с коллегами ведём сейчас переговоры о создании в России филиала Singularity University, который я уже упоминал.

Какими ещё проектами ты сейчас занимаешься?

Мы сейчас занимаемся несколькими прикладными проектами вместе с командой разработчиков. Один из них связан с разработкой более широкого применения развитием голосовых помощников.

Мне хочется содействовать появлению в России понятной структуры вхождения молодых талантов в сложные технологические процессы

В прошлом году журнал “Тайм” объявил о том, что голосовые помощники работают вполне эффективно. Но мы считаем, что даже в англоязычном мире у них всё ещё ограниченная функциональность.

Для того, чтобы они действительно работали нужна более обширная когнитивная база о пользователях, которой пока нет. Мы хотим сделать технологию и интерфейс – его рабочее название «Одна большая кнопка счастья» — который давал бы большинству пользователей упрощенный доступ к функционалу вашего смартфона.Чтобы каждый мог эту «кнопку счастья» настроить под себя и с ней работать.

В чём ценность такого решения?

Нынешнее поколение пользователей, так называемое «поколение Z», которое родилось в нулевых годах, и, в основном, они уже нативно воспринимают голосовые помощники. Они уже сейчас разговаривают с Сири так, как разговаривают с нормальными людьми.

Сегодня многие мировые эксперты в сфере образования испытывают когнитивный диссонанс от того, как много дети знают, когда идут в школу. Оказывается, дети получают эти знания при непосредственной помощи от голосовых помощников.

Ребёнок сегодня всё чаще оказывается один на один с мобильным телефоном. И к моменту, когда ему пора идти в школу, он успевает обо всём поговорить с голосовым помощником и выяснить то, что ни родители, ни родственники никогда им не расскажут. Остальное он посмотрит на Youtube.

 Этот ролик общения пятилетнего малыша с Siri набрал на YouTube более миллиона просмотров

Принимая этот факт как данность, имеет смысл уже сейчас начать готовить почву для развития детей, которые живут в мире активных голосовых помощников и big data, которую создает вокруг себя каждый современный человек.

Но решение этого вопроса упирается в проблему следующего уровня big data когнитивной базы, которой нет сейчас даже, наверное, у Гугла. Хотя он сейчас по разным подсчетам зарабатывает с каждого пользователя от 40 до 50 долларов ежемесячно. Не на прямой рекламе, а на том, как он коммерциализирует известные ему когнитивные модели поведения.

Беседовал Илья Переседов


Джин Колесников

Генеральный директор IDS Innovation.

Визионер робототехники, искусственного интеллекта и технологической сингулярности. Консультант по стратегии инновационного развития компаний. Эксперт программы GenerationS (Акселератор РВК (Российской венчурной компании), и НТИ (Национальной Технологической Инициативы) в областях искусственного интелекта, робототехники, интернета вещей, а также смежных направлений автоматизации в цифровой медицине, авто-, аэро- и дроно- строении самоходных и автономно пилотируемых систем.

Колумнист журнала «Форбс», сайтов «Футурист» и «Частный корреспондент».