Архитектура будущего станет подстраиваться под нужды интерьеров, квартиры-студии станут нормой, а во дворах появятся кабинеты для удалённой работы. Рассказывает архитектор Артём Фролов

Какой будет архитектура будущего?

Удобной, экономичной и параметрической. И она точно не будет выглядеть так, как её изображают сегодня в фантастических картинах. Образы будущего, которые мы видим сейчас в статьях про архитектуру, частично отражают тенденции будущего, но реальность,совершенно точно, будет сильно отличаться от этих картинок.

Когда ты говоришь про архитектуру будущего, какой временной промежуток имеешь в виду? 10, 15, 20 лет? 50?

Я говорю про вектор развития, по которому можно судить, как архитектура будет меняться.

Я бы не сказал, что за последние 50 лет архитектура как-то очень сильно внешне поменялась.

За все эти годы не было настолько серьёзного технологического переворота в строительстве и производстве материалов, которые появились сейчас.

Архитектуру определяют технологии. Сегодня при проектировании зданий уже используется компьютерное моделирование. Параллельно с этим строители начали печатать дома на 3D-принтере. По сути, это единый процесс, который в будущем сведётся к тому, что станут пользоваться базами готовых для печати моделей зданий.

И что они станут строить таким образом?

Всё подряд. Сейчас 3D-принтеры печатают только небольшие по размеру дома. Но строительные корпорации уже активно ищут новые материалы, которые позволят преодолеть это ограничение. Очень может быть, это спровоцирует какой-то неожиданный переворот в архитектуре. Например, высотные здания станут плести из нитей.


ICD/ITKE Research Pavilion (Павильон, сплетенный промышленными роботами-манипуляторами и квадрокоптером)

Ты сказал, что новая архитектура будет «параметрической». Что это значит?

«Параметрическая архитектура» делает акцент не на внешнем виде здания, а на его внутреннем удобстве и оптимально продуманной планировке. Чаще всего такие постройки очень оригинально выглядят, но эти формы определяет проектирование внутреннего пространства. Произошёл культурный и логический переворот: раньше архитекторы в первую очередь придумывали внешний облик здания и уже потом прикидывали, как внутри него лучше оптимально разместить людей. При параметрическом подходе мы сначала продумываем интерьер и локальную планировку, а стены словно вырастают вокруг этой готовой концепции.

При параметрическом подходе архитектор вносит в компьютер необходимые данные и машина на основании сложного анализа предлагает решения, которые разработчик на старте не мог себе даже вообразить.

Формообразование современного дома

Получается, архитектор будущего — не конструктор, как мы привыкли, а человек, способный детально понять запросы заказчиков, которые потом будут жить в этом пространстве, и правильно их алгоритмически оформить?

Именно так. Современная архитектура — это всё меньше творчество и всё больше математика и логика.

Если кто-то захочет получить здание невероятной формы, он, конечно, сможет найти под эту задачу оригинального творца-автора. Другое дело, что такие заказы будут встречаться всё реже и реже. Люди будут привыкать к тому, что пространство внутри домов может быть организовано максимально практично: с точки зрения планировки, технического оснащения, энергоэффективности и т.д. И станут ждать от архитекторов именно таких зданий.


Музей LEGO HOUSE, спроектированный датским архитектурным бюро BIG

Где-то на практике такой подход уже реализуется?

Этим занимаются голландцы, датчане, всем известные бюро BIG, MVRDV, OMA. Они первыми начали применять такой подход, дополнив его экспериментами с современными материалами.

В итоге, когда разработчики из Кембриджа, Массачусетского университета или немецких лабораторий решат проблему с новыми сплавами, именно европейцы начнут массово строить дома будущего.

Пример современного дома

Если искать примеры в современности, я бы рекомендовал обратить внимание на Роттердам. Немцы сравняли этот город с землей и жителям буквально пришлось отстраивать его заново. Но важно то, как голландцы подошли к этой задаче. Они не стали заниматься простой реконструкцией, но постарались создать город на совершенно новых принципах, обращённый к интересам людей. Например, в угрюмом тёмном пространстве между домами в жилых комплексах они сделали синее освещение, потому что в этом свете не видно вен и наркоманы не могут пользоваться там шприцами. Может быть, это немного странный пример, но он показывает, как много факторов может учитывать современная архитектура для повышения комфорта пребывания человека в жилом пространстве.


Жилой дом-рынок в одном здании MarketHall в Роттердаме от голландского бюро MVRDV

А что определяет внешний облик домов современной Москвы? Они хоть как-то отражают эти тенденции современности?

Формирование внешнего вида здания – это процесс, на который влияет множество факторов. В первую очередь, разумеется, рыночная стоимость – иначе здание будет слишком дорогим и неэффективным с точки зрения городского бюджета, или неприбыльным с точки зрения девелопера. Но все профессионалы хотят делать свою работу хорошо, поэтому пытаются строить здания, которые будут максимально отвечать современным запросам их жильцов.

Если говорить про новые московские школы и детские сады, то главная их особенность – большие окна и обилие света. Ле Корбузье сказал: «История архитектуры – это история борьбы за свет». В московских школах сегодня в этой борьбе победили люди: они полны света. В них есть большие окна, правильное освещение, умные сквозные пространства. Современное стекло настолько многообразно, что позволяет делать невообразимые вещи.

У меня есть любимый пример — школа №14 в Мамонтовке. Она была построена на деньги федерального бюджета, но архитекторы, глава района и другие заинтересованные лица отнеслись настолько грамотно к её проектированию и строительству, что в итоге из обычной муниципальной школы получилось совершенно невероятное здание. Это новый совершенно подход и это очень здорово.


Школа №14 в Мамонтовке

Архитекторы как-то начинают учитывать изменения в образе жизни современных людей? Некоторые наши эксперты говорят, что в будущем большинство людей будут работать из дома, а частных машин практически не останется. Значит, в домах нам понадобятся пространства для работы, а подземные гаражи больше не будут нужны.

Я не готов с лёгкостью согласиться с прогнозом исчезновения личного транспорта: во всяком случае, реальных предпосылок к этому пока нет. Но жилое пространство из года в год меняется и, разумеется, мы учитываем это в подготовке проектов.

Раньше в квартирах было чёткое деление пространства на кухню, гостинную и спальни. Сейчас популярен так называемый «евростандарт», когда главным помещением квартиры становится объединённая кухня и гостиная, а по периметру – небольшие спальни.

Удалённая работа уже набирает популярность, с этим не поспоришь. Англичане, например, уже начали массово переоборудовать летние павильоны возле своих пригородных домов под мини-офисы. Это стало настолько популярным, что появились сервисы, которые предлагают типовые решения этой задачи.


Дом в Копенгагене, спроектированный архитектурным бюро BIG

Какие ещё новшества можно встретить уже сейчас?

Студии перестали быть экзотикой и стали восприниматься полноценным жильём. Раньше такого не было в принципе: компактное помещение с небольшими кухней и кладовкой, в котором может полноценно жить студент или молодая семья. Сейчас это стало очень популярным форматом. Оказывается, 27–35 метров — метраж, в котором при правильной организации реально можно расположить всё для жизни.

Квартира площадью 30 кв.м., в которую помещается все

Давай поговорим теперь про реновацию в Москве. Что современная архитектура может предложить москвичам, которые живут в хрущевках?

Всё очень просто: новое качество жизни. Даже если говорить о сталинках, новые дома лучше их по всем параметрам.

По каким?

Современными материалами и инженерными системами.

Проекты зданий, которые появятся на месте реновационных “хрущевок”

Современные дома более безопасны, у них вентилируемые фасады, которые позволяют уменьшить толщину стены и повысить энергоэффективность, в них предусмотрены светлые, просторные лобби, холлы и парадные вестибюли. Совершенно иначе продумана система пожарной безопасности.

А если сравнивать с хрущевками?

Там сравнение, конечно, ещё больше в пользу новых домов. В первую очередь, благодаря принципиально новой организации жилого пространства в доме.

Вариант планировки квартиры-студии

Но власти говорят, что будут давать равнозначные квартиры, плюс-минус три метра, — получается, преимущество больших квартир не особо себя проявит.

Я говорю не про площадь квартиры, а про параметры, необходимые для проживания семьи.

Раньше в панельном доме не было возможности организовать жилое пространство произвольно, как вздумается, из-за инженерной особенности стен, то теперь можно внутри кроить квартиры, как заблагорассудится. Плюс общее пространство: холлы, коридоры, вестибюльные группы — во всех новых домах они гораздо больше и просторнее. В обязательном порядке там есть колясочные, помещение консьержа и охраны, вестибюль со стеклянными дверями и окнами. Это уже не просто вход в лестницу, как было раньше в пятиэтажной и малоэтажной застройке.


Печать домов на 3D-принтере позволит жителям мегаполисов обзавестись доступной недвижимостью за городом

И ты считаешь, что те дома, которые сейчас строят московские власти, отвечают инженерным требованиям современной архитектуры?

Я в этом абсолютно уверен.

Есть целый ряд параметров, которые московские власти задали как обязательный стандарт в проектировании домов по заказу города. Параллельно очень сильное внимание уделяется внешней архитектурной стороне. Я на своём опыте знаю, насколько серьёзно всё это отслеживается. Так что дома, которые строит город, возводятся сегодня на очень высоком уровне с точки зрения архитектурного проектирования. Сегодня в Москве работают очень много профильных организаций, которые имеют колоссальный опыт проектирования. Так что по поводу качества их работы я советую особо не волноваться.

Архитектура будущего будет максимально комфортной и точно не скучной, неожиданной и эмоционально раскрепощенной, поскольку революция не только в технологии, но и в подходе архитекторов и восприятии архитектуры будущими поколениями. Я бы даже сказал, что объект, в котором нет неожиданного решения и некого своеобразного чувства юмора, уже нельзя назвать современным.

Беседовал Илья Переседов


Артём Викторович Фролов

Родился в 1980 году в Саратове. В 2003 году закончил архитектурно-строительный факультет Саратовского Государственного Технического Университета по специальности архитектор. Обучение на факультете второго высшего образования Поволжской академии государственной службы по специальности “Юриспруденция” вынужден был прервать в связи с переездом в Москву.

С июля 2008 по сентябрь 2010 года – архитектор в Архитектурном бюро “Группа АБВ”, с сентября  2010 по июнь 2016 года – главный архитектор АО “Терра Аури”, с июля 2016 по настоящее время – главный архитектор ЗАО “Группа ПСН”.