Экономические санкции, как введенные против России, так и самой Россией против некоторых стран, оказали существенное влияние не только на структуру российского экспорта, но и на производственный потенциал страны в целом. Вместе с изменениями в мировой торговле, связанными с позициями по международному сотрудничеству нового руководства США, это открывает для России новые перспективы на глобальных рынках

В условиях антироссийских санкций западных стран возросла актуальность задачи географической диверсификации отечественного экспорта. Какие здесь происходят изменения?

В середине 2010-х годов повысилась степень географической диверсификации российского экспорта товаров и услуг с фокусом на страны Азии, Ближнего Востока и Африки.

В целом в географической структуре отечественного товарного экспорта за 2016 г. Китай практически сравнялся по значимости с Нидерландами – крупнейшим мировым трейдером, Белоруссия впервые вышла на 4-ю позицию. Украина, наоборот, продолжила падение в рейтинге ведущих торговых партнеров России – 14-е место в 2016 г. с объемом российского экспорта в 6,3 млрд долл. (почти в 5 раз меньше, чем в пиковом для российско-украинской торговли 2011 г.).

На африканском направлении российский экспорт в 2016 г. вырос на 30% (почти на 3 млрд долл.), что резко контрастировало с общим трендом. Наибольшее увеличение экспорта пришлось на Алжир – прирост на 1975 млн долл., Анголу – на 324 млн, Эфиопию – на 177 млн, Марокко – на 177 млн, Египет – на 107 млн. Лидером роста отечественного экспорта на Ближнем Востоке был Иран (прирост на 865 млн долл.), в Азии – Малайзия (на 350 млн долл.)

Таблица подготовлена “ЭкспертОнлайн”

Географическое распределение экспорта несырьевых неэнергетических товаров существенно отличается от картины по всему товарному экспорту: в первом случае значительно выше роль СНГ (вес СНГ – 23% – больше, чем у Азии, и сопоставим с Европой), а также Ближнего Востока, Африки и Америки. На страны ЕАЭС падает около 14% совокупного экспорта несырьевых неэнергетических товаров, тогда как, для примера, на государства Восточной Азии – только 13%.

В основе любых изменений в экспорте – непосредственно компании–экспортеры. Какая здесь динамика, и в какой степени российские предприниматели вовлечены в экспортный бизнес?

В истекший период 2010-х годов отмечался стабильный рост числа организаций-экспортеров (без индивидуальных предпринимателей). Их общее количество приблизилось к 48 тыс. в 2016 г., что на 17% больше показателя 2015 г. и на 43,5% превышает уровень 2013 г. Однако, это по-прежнему очень малая часть от всех зарегистрированных в России организаций – менее 1%, что на порядок меньше, чем у большинства активных мировых трейдеров, из-за низкой вовлеченности в экспортный бизнес малых и средних предприятий.

Какие выводы, по вашему мнению, можно сделать на основе обрисованной вами ситуации в российском экспорте? Каковы наши шансы на глобальном рынке?

На мой взгляд, совокупность приведенных выше факторов и аргументов позволяет говорить о том, что при сохранении системных проблем в экспортной сфере российский экспортный комплекс, тем не менее, демонстрирует значительный мобилизационный и инновационный потенциал и принципиально способен осуществить экспансию в новые продуктовые ниши и на новые мировые рынки. Ключевые условия для такой экспансии:

  • поддержка со стороны российской промышленно-технологической революции, что необходимо для последовательной диверсификации экспорта и обеспечения его высокой конкурентоспособности;
  • реализация эффективной проэкспортной идеологии и целеполагания, что, прежде всего, необходимо для мобилизации текущих экспортных возможностей России, расширения экспортного сектора и приоритезации торговых партнеров;
  • создание конкурентоспособной национальной системы поддержки экспорта, предоставляющей механизмы и инструменты поддержки на уровне лучших мировых стандартов и обеспечивающей максимально комфортные институционально-регуляторные условия осуществления экспортной деятельности;
  • проведение проактивной торговой политики России и ЕАЭС для глубокого вскрытия внешних рынков.

Вы говорите о наличии возможностей для российской экспортной экспансии, но ведь конкуренция на мировом рынке очень острая, усиливаются протекционистские настроения, особенно исходящие от новой администрации США, сохраняются антироссийские санкции. Как быть со всем этим?

Внешние вызовы, риски и ограничения для российского экспорта, безусловно, не исчезают и даже усиливаются, но сегодня многие из таких вызовов и ограничений могут быть использованы как дополнительные стимулы для диверсификации и повышения эффективности международной коммерческой деятельности России.

График подготовлен “ЭкспертОнлайн”

Серьезный вызов для российского экспорта и его перспектив связан с быстрой индустрализацией Китая и его агрессивным заходом в те экспортные ниши, где ранее комфортно чувствовала себя Россия. Китай не только по многим позициям отказался от российского импорта в пользу собственного производства, но и теснит Россию на рынках третьих стран. Это касается, в первую очередь, базовых промышленных полуфабрикатов – химических продуктов, черных металлов, отдельных лесобумажных товаров и др. Отмеченное, хотя и в меньшей степени, характерно для других стран БРИКС.

Эффективная стратегия для России в такой ситуации предполагает диверсификацию экспорта для нахождения новых экспортных ниш, в том же Китае, и/или уход на более высокий уровень передела и сложности по конкурирующим видам продукции (так, Китай сильно потеснил Россию на рынке черных металлов Вьетнама, где страны конкурируют в продуктовых нишах низкого передела; при этом Япония сохраняет свои позиции, поскольку поставляет качественный прокат).

Не менее серьезный вызов для реализации экспортного потенциала России связан с формированием и расширением числа региональных торговых соглашений нового поколения, предоставляющих государствам–участникам значительные взаимные преимущества по доступу на рынки, по сравнению с третьими странами. Россия и ее партнеры по ЕАЭС пока очень слабо участвуют в этой деятельности. В то же время выход США из Транстихоокеанского партнерства после избрания Д. Трампа, акцент новой американской администрации на заключении «честных» двусторонних сделок с готовностью к пересмотру уже существующих договоренностей, а также заморозка проекта Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства после принятия решения о выходе Великобритании из ЕС, в целом усиливающие неопределенность в развитии международной торговой системы, для России, тем не менее, создают «окно возможностей» в плане ребалансировки своего внешнего позиционирования и перехода к проактивной торговой политике в составе ЕАЭС для вскрытия зарубежных рынков, особенно в Евразии и АТР.

Стагнация при возросшей ценовой волатильности на рынках энергоносителей, других сырьевых товаров и материалов обусловила замедление экономической динамики и сужение внутреннего спроса в развивающихся странах – экспортерах указанных товаров. А многие из этих государств – потенциальные рынки сбыта для российской промышленной и сельскохозяйственной продукции. Но одновременно падение экспортных доходов побуждает рассматриваемые страны принимать меры по диверсификации экономики на путях инфраструктурного и производственного строительства, где Россия обладает значительным опытом и конкурентными преимуществами.

Чувствительный сдерживающий фактор для российского экспорта – сохранение геополитической напряженности, продолжающееся санкционное противостояние с Западом, фактическое свертывание торговли с крупнейшим партнером – Украиной. С одной стороны, все это сильно ограничивает доступ к внешнему финансированию (российским компаниям гораздо труднее делать конкурентоспособные предложения по финансовым условиям сделок своим зарубежным партнерам) и в целом ухудшает условия ведения бизнеса на внешних рынках. А с другой стороны, такая ситуация является мощным стимулом для развития национальной системы поддержки экспорта, географической диверсификации зарубежных продаж с фокусом на азиатские страны и другие динамичные развивающиеся рынки, формирования в рамках политики импортозамещения производств, обладающих экспортным потенциалом.

Продолжение следует

Познакомиться с другими нашими публикациями о российском экспорте можно здесь.

Спартак Андрей

Андрей Николаевич Спартак

Член-корреспондент РАН, д.э.н., профессор, директор Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института, заведующий кафедрой ВАВТ Минэкономразвития России