Мы привыкли к тому, что “мировой фабрикой” являются страны Азиатско-Тихоокеанского региона, однако изменение мировой экономической конъюнктуры делает возможным обратный сценарий, когда растущий средний класс здесь станет основным потребителем товаров со всего мира. Об этом – в продолжении нашего разговора с академиком Андреем Спартаком

Как выглядят на сегодняшний день перспективы развития мирового спроса на продукцию отечественного экспорта? Какие страновые рынки сбыта наиболее интересны для России?

Первоочередное внимание действующим и потенциальным российским экспортерам необходимо обратить на происходящие масштабные изменения спроса на рынках развивающихся государств.

Прогнозируемый в базисном варианте рост ВВП развивающихся стран и стран с переходной экономикой (по методологии МВФ), по оценкам ВАВТ, потребует увеличения ими реального импорта товаров, как минимум, в 1,5 раза к 2025 г. (относительно 2015 г.) и почти в 3 раза к 2035 г. Реальное расширение импорта развивающихся стран так называемого второго эшелона (без учета Китая и Индии) ожидается на уровне, как минимум, 1,6 раза к 2025 г. и 3,3 раза к 2035 г. Импорт услуг будет расти не меньшими темпами.

Крупнейшие экономики развивающегося мира – Китай и Индия – будут все в большей степени ориентироваться на внутренние источники роста при постепенном повышении себестоимости продукции из-за удорожания рабочей силы, увеличения экологической нагрузки на бизнес и др., что будет связывать их экспортные возможности в направлении других развивающихся рынков. Одновременно рост среднего класса в этих странах и изменение структуры спроса будут создавать перспективные емкие экспортные ниши для России – от разнообразных видов пищевой продукции до широкого спектра высокотехнологичных товаров и услуг.

Какие открываются возможности для российского бизнеса в Китае?

По прогнозам, к 2022 г. городское население в Китае составит 850 млн чел. (около 200 городов–миллионников), или 60% всего населения страны. Доля населения с высокими доходами (средний класс верхнего сегмента и так называемый состоятельный класс) в общих доходах городских жителей увеличится с 3% в 2002 г. и 17% в 2012 г. до 62% к 2022 г. Потребительские расходы домохозяйств КНР растут темпами, значительно превышающими динамику ВВП (в 2000-х годах в среднем почти на 18% в год), и в 2017 г., по оценке Всемирного банка, достигнут 5 трлн долл.

Со стороны состоятельного класса Китая растет спрос на автомобили, турпоездки за рубеж, предметы роскоши, включая ювелирные изделия, изделия из кожи с высокой степенью выделки, косметические средства, импортный алкоголь. В целом повышенный и более дифференцированный спрос предъявляется средним классом к продуктам питания и напиткам (в потреблении увеличивается доля молочной продукции, мяса и рыбы, свежих овощей, орехов, качественной бутилированной воды, шоколада, кондитерских изделий, мороженого), автомобилям, бытовой технике и электронике, медицинским товарам и услугам, сетевому контенту.

Существенный нишевой интерес для России, например, представляет рынок бутилированной воды. По экспертной оценке, общие продажи бутилированной воды в Китае достигнут 35 млрд долл. к 2019 г. при том, что в настоящее время подушевое потребление бутилированной воды в стране на 20% ниже среднемирового и 5 раз меньше, чем в США; то есть существует огромный потенциал роста данного рыночного сегмента.  Также интересен китайский рынок мороженого – сегодня уже крупнейший в мире с ежегодным потреблением более 7 млрд литров мороженого на сумму около 14 млрд долл. Перспективным является быстрорастущий рынок интегральных схем, оцениваемый к 2018 г. в 210 млрд долл. и более чем вдвое превышающий возможности внутреннего производства.

Диверсификация экспортных поставок России на китайском направлении уже происходит, особенно активно последние два года, когда девальвация рубля помогла отечественным компаниям освоить новые рыночные ниши.

А как дела обстоят в Индии?

В середине 2010-х годов численность среднего класса в Индии достигала 24 млн человек, или около 3% общемирового показателя. Совокупные потребительские расходы, по оценке Economist Intelligence Unit, приблизятся к 2,5 трлн долл. в 2018/19 фин.г., а согласно прогнозу McKinsey Global Institute к 2025 г. по величине потребительского рынка Индия выйдет на 5-е место в мире (в 2015 г. – 12-е место). Индия, как и Китай, сильно отстает в потреблении бутилированной воды, рынок растет более чем на 20% в год и достигнет к 2018/19 фин.г. 3 млрд долл.

Для России важно учитывать, что увеличение среднего класса в Китае и Индии ведет к росту спроса на цифровые продукты и расходов на приобретения в Интернете. По оценкам, средний класс в Китае ежегодно тратит около 16% своих сбережений на покупки в интернет-магазинах.

В прогнозе мировой экономики от PricewaterhouseCoopers в 2050 г. суммарный паритетный ВВП Китая и Индии, которые займут две первые строчки мирового рейтинга, достигнет 103,3 трлн долл. США (в ценах 2014 г.), рост  к 2014 г. более чем в 4 раза. Это в 1,4 раза больше, чем весь прогнозируемый ВВП развитых стран большой семерки (73,8 трлн долл.).

Китай и Индия – самые большие развивающиеся страны, но не единственные. Есть ли у российского бизнеса перспективы на других рынках?

Большим потенциалом расширения комфортного для России импортного спроса (т.е. соответствующего ее техническим и конкурентным возможностям) обладают быстро поднимающиеся по доходам развивающиеся страны «второго эшелона», в основном это густонаселенные страны (от 30-40 млн жителей и выше) с растущей емкостью внутреннего рынка (включая Вьетнам, Индонезию, Малайзию, Мьянму, Таиланд, Филиппины, Бангладеш, Пакистан, Иран, Алжир, Египет, Марокко, Анголу, Камерун, Кению, ДР Конго, Мадагаскар, Мозамбик, Нигерию, Танзанию, Уганду, Эфиопию, Колумбию, Перу, др.). В вышеупомянутом докладе PricewaterhouseCoopers по размеру паритетного ВВП к 2050 г. Индонезия и Нигерия войдут в первую десятку стран (Индонезия поднимется с сегодняшнего 9-го места на 4-е, Нигерия с 20-го на 9-е), значительно усилятся Пакистан (переместится с 25-го на 15-е место), Египет (с 22-го на 16-е), Филиппины (с 28-го на 20-е), Вьетнам (с 32-го на 22-е), Бангладеш (с 31-го на 23-е), Малайзия (с 27-го на 24-е). ВВП только перечисленных 8 стран из доклада PwC составит к 2050 г. 41,7 тлрн долл. и превысит ожидаемый ВВП США (41,4 трлн долл.).

Причем при большом потенциале спрос в этих странах определенное время будет оставаться неприхотливым из-за ограниченной платежеспособности и несформировавшегося качества потребления, то есть будут приобретаться надежные, функциональные и недорогие промышленные изделия, без изысков в плане дизайна, эргономики и пр. Будет востребован широкий ассортимент базовых продовольственных товаров, услуг в сферах энергетики и инфраструктуры, ИКТ, образования, здравоохранения, борьбы с эпидемиями, природными и техногенными катастрофами, др. Здесь на многих направлениях российские поставщики вполне конкурентоспособны, а продукция и услуги развитых стран для данной категории импортеров еще долго будут слишком дорогими.

Есть оценки того, насколько может вырасти российский экспорт в развивающиеся страны?

Вместе с тем надо иметь в виду, что рынки развивающихся стран усложняются и становятся ареной все более жесткой конкурентной борьбы между ведущими нерегиональными игроками, поэтому фактор времени очень важен.

Учитывая тенденции импортного спроса развивающихся государств, ассортиментные и конкурентные возможности российского экспорта, имеющийся потенциал увеличения предложения на внешний рынок товаров и услуг в свете реализации приоритетных экспортных проектов, по оценке ВАВТ, превышение динамики физического объема отечественного экспорта на рынки развивающихся стран относительно их совокупного импорта может составить в период до 2035 г., как минимум, 1,5 раза. То есть физический объем российского экспорта в развивающиеся государства может вырасти в 2-2,5 раза к 2025 г. и в 4,5-5 раз к 2035 г.

Как на экспорт влияет наличие в мире глобальных проблем?

Стратегические возможности для российского экспорта вне конкретной страновой привязки обусловлены нарастанием в мире глобальных проблем – особенно продовольственной и экологической, что значительно повысит капитализацию национальных естественных преимуществ.

Происходящие климатические изменения усиливают нестабильность и дефицитность продовольственного рынка при растущем народонаселении. Во многих регионах ухудшаются условия для сельскохозяйственного производства, в том числе на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Саудовская Аравия из-за постоянно растущих издержек опреснения и орошения с 2017 г. планирует полностью переориентироваться на импорт продовольствия.

Согласно прогнозу Института водных проблем РАН, к 2025-2030 гг. объем пресной воды, который потребляет человечество, сравняется с ее ресурсами, и человечество впервые столкнется с водным кризисом. Уже сегодня более 700 млн человек постоянно находятся в условиях водного дефицита. Тогда как Россия располагает вторым в мире после Бразилии объемом водных ресурсов при доле ежегодного забора в ресурсах на уровне 1,5%. В упомянутом институте РАН считают, что Россия имеет хороший шанс перейти из «нефтяного» периода в «водный».

Источник таблиц – журнал “Российский внешнеэкономический вестник” (Выпуск №5, 2017)

Продолжение следует

Познакомиться с другими нашими публикациями о российском экспорте можно здесь.

Андрей Николаевич Спартак

Член-корреспондент РАН, д.э.н., профессор, директор Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института, заведующий кафедрой ВАВТ Минэкономразвития России