В начале сентября многие СМИ написали о том, как благодаря ошибке популярных навигационных сервисов в Москве появился новый перекресток. На самом деле, пересечение улиц 1-й Тверской-Ямской, Чаянова и Васильевской действительно существует, но пересекать первую из них не позволяла дорожная разметка. Вопреки правилам дорожного движения, водители доверяли не ей, а показаниям навигаторов. Это один из характерных примеров влияния навигационных сервисов, которые становятся, пока эпизодически, но в целом все чаще, самостоятельной силой, определяющей поведенческие характеристики человека (пока что водителей) и создающим некую альтернативную или виртуальную реальность.

“Бургерные” истории

Ранее мы общались с экс-руководителем службы дизайна Яндекс.Карт и экспертом в онлайн-картографии Андреем Кармацким, который рассказал, как электронные карты сегодня становятся чем-то большим, нежели указателями направлений и схемами местности. Например, сервис Яндекс.Карт “Разговорчики” стал фактически мессенджером или социальной сетью для простаивающих в автомобильных пробках водителей. При этом Андрей Кармацкий отметил, что все большую востребованность уже приобретают персонализированные картографические сервисы, ориентированные на узкие аудитории, которые производятся небольшими независимыми компаниями с небольшим штатом.

Команда самого Кармацкого сегодня работает над проектом “Улицы прогулок”. Этот сервис позволяет выбрать альтернативные пешеходные маршруты (пока только в Москве) по параметрам, предпочитаемым пользователям. Например, по более тихим или более зеленым, нежели маршрут, предлагаемый глобальным навигационным сервисом.

Сайт «Улицы прогулок» – walkstreets.org на старте даст пользователям возможность изучить 4 истории о городе: «Тротуары», «Доступная среда», «Шум на улице» и «Популярные места»

Кармацкий также считает, что карта – универсальная форма передачи информации. “На мой взгляд, для большинства сфер деятельности человека это достаточно удачный способ решать самые разнообразные прикладные задачи. Потому что с их помощью можно рассказать практически обо всём”. Например, его же команда Urbica Design провела анализ данных системы проката велосипедов «ВелоБайк» для департамента транспорта Москвы, который наглядно показал с помощью карт, где велосипед – это один из способов хорошо провести время, а где – вид транспорта.

The Village рассказал о других исследовательских проектах Urbica Design и еще одной студии – Habidatum, которая занимается визуальным анализом для городского планирования и принятия решений о городе. Например, в проекте “Ментальная география москвичей” на основе данных соцсетей они исследовали пространственное ощущение горожан, живущих между ТТК и МКАД. Проект Chronotope City описал, как работают разные функции на нескольких улицах Москвы. В этом году проект расширился и реализуется уже для городов США.

Проект “Ментальная география москвичей” на сайте Habidatum

“Большие братья”

Евгений Лисовский, руководитель проекта Maps.Me и обозреватель Forbes описал на страницах этого издания ситуацию в мире “большой картографии”. По оценкам аналитического агентства marketsandmarkets.com весь мировой геолокационный рынок в 2016 году оценивался в 30,71 млрд. долларов. К 2021 году ожидается его рост более чем в 2 раза. По информации Лисовского, чтобы понять основные направления роста, необходимо понимать ключевые сегменты, на которые сегодня делится этот рынок.

Создание и продажа спутниковых снимков высокой точности

Для создания спутниковых снимков, очевидно, нужно иметь в распоряжении собственные спутники на орбите, способные делать снимки поверхности высокого разрешения (до 30 см на пиксель) и передавать их на Землю. Игроков на этом рынке немного. Крупнейшим коммерческим игроком и по сути монополистом на этом рынке снимков поверхности является компания DigitalGlobe, основанная в 1992 году и имеющая в своем распоряжении  пять специализированных спутников высокого разрешения. К примеру в 2014 году министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации закупало у DigitalGlobe исследование для выявления случаев незаконной вырубки леса в России.

Источник: Forbes

Создание (то есть рисование) и продажа векторных карт

Отрисованные векторные карты создаются на базе спутниковых снимков и замеров на местности для последующей продажи обработанных векторных геоданных компаниям, занимающимся печатью бумажных карт и созданием картографических сервисов. Сырые векторные данные стабильно покупают государственные организации (дорожные, коммунальные и прочие службы), требующие определенной точности отрисованных данных и соответствия индустриальным и государственным стандартам. Глобальных игроков в этом сегменте также немного: из крупных можно выделить Google Maps, TomTom, Here Maps и OpenStreetMap.org.

Продажа готового сервиса на базе SDK с определенным набором функционала и оплатой по количеству запросов к сервису по API

Такие компании, как правило, покупают готовые векторные данные от локальных ГИС компаний (как основу) и подписку на доступ к спутниковым снимкам от DigitalGlobe (или других игроков) и дорабатывают их, оперируя собственным штатом картографов, до нужного качества, для последующего создания собственного B2B/B2C сервиса. Примеры таких компаний с B2B продуктами: Alphabet (Google Maps), Microsoft (Bing), Mapbox.com, TomTom, Here, 2ГИС, Яндекс. По оценкам Mapbox, рынок гео-локационных B2B сервисов типа mapping API может вырасти до $40 млрд к 2019 году.

Сбор и продажа локальных данных

Сбор локальных данных об организациях с привязкой к GPS позиции. По сути это справочники организаций и прочих объектов. Крупнейшие глобальные е коммерческие игроки: Yelp, TripAdvisor, Foursquare. Существует масса локальных игроков, собирающих данные только в рамках своего региона, в частности в России это 2ГИС.

Создание клиентских геолокационных сервисов

Google Maps (более 1 млрд установок на устройства пользователей), Apple Maps (500 млн), Waze (более 200 млн.), Maps.Me (более 75 млн.), Sygic (более 60 млн.), Here Maps (более 50 млн), TomTom (более 10 млн).

Есть также ряд локальных игроков, которые могут доминировать в своем регионе, но за пределами своего региона иметь ничтожную долю аудитории. Зачастую такие решения не локализованы на другие языки: Baidu Maps (Китай), KakaoMap (Корея), 2ГИС, Яндекс.Карты+Навигатор (Россия, СНГ).

Реклама – двигатель картографии

Основные виды монетизации сервисов – это реклама разного формата. По оценкам аналитиков Morgan Stanley Google Maps к 2021 году будет зарабатывать около 5 млрд долларов в год за счет локальной рекламы малого и среднего бизнеса. Кроме того, активно развивается сегмент традиционной баннерной, нативной рекламы.

Среди нерекламных доходов фигурируют продажа обезличенных данных компаниям, занимающимся созданием графа пробок, продажа аналитических исследований для компаний, занимающихся локальным бизнесом (рестораны, магазины и прочее). Например: исследование наиболее посещаемых улиц и заведений города с целью поиска оптимального места для запуска нового ресторана.

Подключение сторонних сервисов наподобие Booking.com, Viator.com, RentalCars.com и прочих сервисов по бронирования локальных услуг, также приносит долю доходов вместе с продажей допфункционала в условно-бесплатных приложениях. А вот продажа приложения по классической premium модели – по сути умирающая модель, вытесняемая бесплатными аналогами.

Источник: Forbes

Нейросети – картографы будущего

Одна из ключевых задач современной картографии – максимально оперативное обновление данных. Как уточняет Евгений Лисовский, все существующие способы создания и пополнения карт можно поделить на ручные и перспективные автоматические. “В первом случае часть крупных объектов, вроде морей и лесов определяется автоматически, а дома и дороги дорисовываются вручную. Во втором используются нейронные сети и машинное обучение”.

При этом использование нейросетей может быть совершенно разным. Например, в Google Maps нейросеть работает с изображениями, собранными автомобилями службы Google StreetView. Она распознает таблички, дорожные знаки и другие топографические элементы, делая карты удобнее.

Руководитель Google Сундар Пичаи уверен, что Google Maps (да и картографические сервисы конкурентов Google вряд ли отстанут) будут элементом единой системы искусственного интеллекта, сопровождающего человека постоянно. Представим, что вы сказали Google Maps следующее: «Я еду в аэропорт, но по пути мне надо купить подарок племяннику». Более интеллектуальная версия сервиса будет знать то, что знает, скажем, ваш близкий друг или прыткий стажер: возраст племянника, сумму, которую вы обычно тратите на подарки детям, местонахождение открытого магазина.

Но истинно интеллектуальные Google Maps также знают то, что неизвестно вашему другу, например, последние модные тенденции в детском саду племянника или, и это более важно, чего хотят пользователи сервиса. Если интеллектуальная машина сможет найти запутанные связи в данных о том, что мы делаем, она может быть вполне в состоянии экстраполировать их и выяснить, чего мы захотим в будущем, даже если мы сами этого не знаем”.