Глеб Архангельский – председатель общественного движения Лига «Время», член президиума ОПОРЫ России, автор книги-бестселлера «Тайм-драйв», руководитель рабочей группы Национальной Предпринимательской Инициативы

Исследования показывают, что восприятие времени сильно различается в разных странах и даже регионах. Как эта рассогласованность может проявить себя в будущем?

Рассогласованность действительно существует — могу подтвердить это как человек, который много ездит по стране и по миру. Субъективное восприятие времени, норм пунктуальности, скорости принятия решений очень различается в разных местах. Увеличится ли этот разрыв до такой степени, что люди перестанут друг друга понимать, будут отказываться работать с конкретной страной или регионом? Думаю, такое уже не раз бывало, и таких случаев будет становиться больше.

А какая ситуация в России? Существует ли понимание времени как важного ресурса?

В рамках работы с министерствами экономики и инвестагентствами регионов я часто замечаю, что многие не рассматривают время как важный разрез в инвестпривлекательности региона и эффективности бизнеса. Но ведь организовать встречу с инвестором сегодня или через неделю, прислать документы через час или через день, и в конечном итоге, помочь открыть завод через полгода или через два года — очень большая разница. Скорость и предсказуемость по срокам для инвестора иной раз может быть важнее, чем объем рынка или налоговые льготы. Поэтому различия в культуре отношения ко времени могут драматично сказываться на конкурентоспособности нашей страны — она может просто выпасть из контекста в силу повышения общих требований. В XXI веке умение управлять временем становится одним из важнейших факторов инвестиционной привлекательности и вообще конкурентоспособности страны.

В прошлом году Вы написали книгу «Госслужба 100%. Как все устроено». Как воспринимается время в органах государственной власти?

Государство и время — зачастую парадоксальная тема. С одной стороны, тайм-менеджмент в государственных ведомствах зачастую выстроен лучше, чем в бизнесе.

В коммерческом секторе для многих новость, что у совещания должна быть четкая повестка, список вопросов, проекты решений. Если дело происходит не в крупной корпорации, то все это приходится специально внедрять, в то время как даже в самом маленьком госоргане это — норма жизни. То же самое с пунктуальностью: я много раз замечал, что чиновник с большей вероятностью вовремя приходит в аудиторию на семинары, чем бизнесмен. В госорганах своевременность исполнения и отчетности — это фетиш, в бизнесе же дисциплина в этом отношении отстает.

Различия в культуре отношения ко времени могут драматично сказываться на конкурентоспособности нашей страны — она может просто выпасть из контекста в силу повышения общих требований

Вопрос, правда, в том, какое содержание у того, что чиновники присылают вовремя — это может быть отписка, зацикливание вопроса или перебрасывание. Но по форме все будет четко, грамотно написано: входящий и исходящий номер письма, реквизиты. И эта внутренняя дисциплина, четкая иерархическая система работы — сильная сторона госорганов, тот ресурс, на который можно опираться.

С другой стороны, серьезная проблема состоит в том, что почти у всех государственных регуляторов в картине мира отсутствует идея просчитывать последствия своих действий с точки зрения временных затрат для людей, для бизнеса — как собственных, так и затрат тех, на кого эта деятельность направлена.

Можно хотя бы примерно оценить размеры потерь, которые несет госслужба из-за отсутствия понимания фактора времени?

Например, иногда случается скандал с высказыванием кого-нибудь из чиновников в соцсетях. Всем госслужащим в результате предложено отчитываться о своих аккаунтах. Это при том, что в госорганах и так есть кодексы этики госслужащих, и конкретного человека можно штрафовать или увольнять за некорректное поведение в соцсетях без всяких тотальных реестров. Умножим 2 млн. госслужащих на пару часов, которые потребуются каждому из них, чтобы заполнить отчетную форму — это уже 4 млн человеко-часов. Плюс ещё пара миллионов человеко-часов, нужные для проверки отчетности. И так ежегодно! С такими затратами времени можно было бы, например, привлечь крупного инвестора в российский моногород.

А какие потери несет экономика и общество из-за такого невнимания к фактору времени?

Как член Президиума общероссийской организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России», приведу пример из области малого бизнеса.

Сейчас много говорят о том, что нужно вывести самозанятых из тени, предлагаются различные формы налоговых каникул. Мое глубокое убеждение состоит в том, что человек не выходит из тени и не платит налог в 6% не потому, что это слишком много, не потому, что ему нужны какие-то налоговые каникулы. Я не знаю, в какой стране в мире, есть более удобная ставка налога для ИП. Люди гораздо больше переживают о том, что у них возникнут сложности с оформлением их работы: нужно будет заполнить кучу бумажек, на каждом шагу госорганы могут придраться к чему-нибудь и т.д., правила по ходу дела будут меняться, все будет сложно и неудобно.

Хотя процедура регистрации ИП и сейчас очень проста и удобна (мы над этим много работали в рамках Национальной Предпринимательской Инициативы), можно было бы сделать что-то совсем простое, как молоток: подошел к автомату, бросил купюру, получил сертификат на право ведения предпринимательской деятельности. Получил от клиента деньги на банковский счет –  банк автоматически списал 6% налога. Не заполняешь вообще никаких отчётностей, работаешь совершенно легально, думаешь о деле, а не о бумажках.

Вряд ли такие меры сработают, если не будут сопровождаться активной информационной кампанией

Вы правы, искусство объяснять свои действия — это очень важная функция государства, и у нас с этим очень плохо. Даже очень разумные и простые инициативы и сервисы государства не объяснены, не донесены до «конечных пользователей». Внятное информирование, грамотные коммуникационные стратегии прямо связаны с фактором времени.

Например, несколько лет назад вносились изменения в закон об ООО – предприниматели занимали очереди в налоговой с 4 утра, чуть ли не ребра ломали друг другу. Хотя объективно, если ты не собирался в ближайшее время продавать доли в ООО, никуда торопиться не нужно было, твоя компания 31 декабря не превращалась в тыкву. Но государство не потрудилось это объяснить в форме достаточной, чтобы погасить панику.

Хотя процедура регистрации ИП и сейчас очень проста и удобна (мы над этим много работали в рамках Национальной Предпринимательской Инициативы), можно было бы сделать что-то совсем простое, как молоток: подошел к автомату, бросил купюру, получил сертификат на право ведения предпринимательской деятельности

Другой случай – с 1 июля этого года меняются требования к кассовым аппаратам – 54-ФЗ, онлайн-кассы и т.д. Я уверен, что в конце июня тысячи предпринимателей спохватятся и побегут лихорадочно все оформлять, а налоговая служба в этот период не будет отпускать своих сотрудников в отпуск. Почему бы не снять видеоролики, написать серию статей, повесить в городе рекламные растяжки? По сравнению с расходами на аврал такая реклама — это несложно и недорого.

Однако, важно понимать, что Россия  уже очень прилично смотрится во многих областях госуправления. По скорости регистрации прав собственности, например, мы уже обогнали Сингапур, который занимает первое место в общем рейтинге Doing Business. Но в Сингапуре госорганы умеют делать красивые ролики, а у нас — нет.

Или другой пример. В Нью-Йорке я видел телерекламу: открой свой бизнес, получи 10 лет без налогов, уникальная новая программа мэра. Я полез на сайт, начал разбираться. Оказалось, что не совсем 10 лет, не совсем без налогов. Сначала создаешь фирму, не вообще в Нью-Йорке, а в определенных бизнес-инкубаторах, создаешь рабочие места, платишь налоги, и только потом тебе что-то вернут вычетами. На этом фоне российское предложение — «стань легальным долларовым миллионером за 6% налога и 1% пенсионных взносов» — уникальные  условия ведения бизнеса. Но американский муниципалитет заказал телерекламу и сделал красивый сайт, а мы такой рекламы не заказали.

Культура понятного объяснения, заблаговременной коммуникации человеческим языком о том, что государство делает или собирается сделать – огромный резерв развития для нас. Это сэкономило бы массу времени людям и значительно улучшило бы имидж государства.

 Вы говорили, что государственные органы хорошо соблюдают форму работы, но нередко проигрывают по ее содержанию. Можно ли сказать, что в бизнесе ситуация обратная?

Бизнесу тоже есть над чем работать. Во-первых, в сознании предпринимателей не хватает понимания, что скорость и время исключительно важны для конкуренции. Формула «время – деньги» – это не расхожая фраза, а исключительно важная бизнес-аксиома. Если ты не умеешь управлять временем, особенно на клиентском контуре, делать свою работу быстрее, выполнять свои обязательства своевременно – ты неконкурентоспособен.

Во-вторых — нашим предпринимателям нередко не хватает дерзкого, красивого и качественного целеполагания. Предприниматели не редко не только не ставят перед своими компаниями глобальные цели, но не знают о коллегах, которые это уже сделали и добились успеха.

Россия  уже очень прилично смотрится во многих областях госуправления. По скорости регистрации прав собственности, например, мы уже обогнали Сингапур

Возьмем, например, главный авианосец НАТО в Европе «Шарль де Голль». Знаете, кто делал картографическое программное обеспечение, по которому он ориентируется? Санкт-Петербургская компания Транзас, которая имеет 40% мирового рынка такого рода продуктов. А знаете, кто делает искусственные сапфиры для вашего iPhone? Российское предприятие Монокристалл в городе Ставрополь, которое контролирует 30% мирового рынка и недавно стало номером 1 на этом рынке, оттеснив ближайшего конкурента. Или новосибирская компания NPM, продавшая более миллиона кранов для пивных баров в несколько десятков стран мира.

Когда я выступаю перед предпринимателями и спрашиваю, знает ли кто-то про эти компании, поднимается одна-две руки на полный зал. Говоря о мировом лидерстве российских компаний, все вспоминают IT-сектор (Касперский, ABBYY), газ, нефтедобычу, оружейную промышленность. Но есть средние по масштабу компании не из этих секторов, которые нашли себе нишу и сделали продукт мирового уровня.

Даже идея выйти на федеральный уровень и переехать в Москву пугает многих предпринимателей. Про выход на экспортные рынки и говорить не приходится. Бизнес во-многом к этому не готов, он застрял в своей «коробочке»: привычный продукт, привычный регион, привычный клиент.

Есть некоторые красивые исключения, например, бизнесмены из Новосибирска, которые продали свой вполне традиционный бизнес, пошли в отделение РАН и спросили, какие у них самые безумные идеи. Оказалось, что это графеновые нанотрубки, которых во всем мире производят тонну в год в лабораторных условиях, с себестоимостью больше 100 тыс. долларов за килограмм. Люди вложились, построили в России реактор на 10 тонн в год, сейчас строят следующий на 50 тонн, и уже радикально меняют мировой рынок.

Какой горизонт планирования у российского бизнеса?

Есть бизнесмены, которых невозможно пригласить на встречу или семинар за месяц. «Ой, пока ничего не знаю, звоните ближе к делу, скажу». Есть те, кто мыслит в более далеком горизонте: не только годовые планы, но и программы на 3-5 лет. Но мышление на уровне «сейчас мне 40 лет, что я буду делать в 60 лет — буду продолжать тот же бизнес, создам другой или вообще уйду в общественную деятельность», — такое встречается крайне редко. Ведь, чтобы так долгосрочно планировать бизнес, надо выстроить личную стратегию, а сделать это в текучке бывает очень сложно.

А какой горизонт планирования у государства?

В госорганах в калейдоскопе текущих задач все меняется очень стремительно, большинству не удается мыслить длинными горизонтами. И это часто приводит к синдрому «навязанной срочности». Бежим отчитываться, а потом понимаем, что бежать уже надо в другую сторону. Это очень вредит эффективности, поэтому нужно переходить от ситуативного и стихийного управления по поручениям к управлению по целям, функциям, процессам, KPI. Это многократно обсуждалось, но пока без существенных изменений.

Крайне важный момент: государство должно как можно реже менять правила игры. Я у многих чиновников наблюдал искреннюю уверенность в том, что долго не менять правила — очень плохо, ведь постоянно нужны реформы, улучшение. Приходится объяснять, что стабильное хорошее, или даже умеренно-приемлемое правило лучше, чем очень хорошее правило, которое постоянно меняется. Именно поэтому многие с ностальгией вспоминают СССР — там были понятные и неизменные правила. Мы до сих пор помним, что позвонить в телефоне-автомате стоило 2 копейки, телефон пожарной – 01, и т.д.

Нужно переходить от ситуативного и стихийного управления по поручениям к управлению по целям, функциям, процессам, KPI

Готовность фиксировать и поддерживать правила игры — это первая и главная функция государства. Развивающая, инновационная, предпринимательская функция тоже существует, но она надстроечная.

«Реформаторский зуд» – помеха стабильному развитию.

Что-то меняется в горизонтах планирования? Они растут или уменьшаются сегодня?

Мы в России постоянно движемся к осознанию важности тайм-менеджмента. Момент выживания пройден — с голоду, слава Богу, уже никто не умирает, можно зарабатывать, несмотря на кризисы.

Человек начинает думать, как минимум о том, как выплатить ипотеку – вот уже 20-летний горизонт планирования. Начинают планировать образование детей, страхование жизни. Пока что это небольшие проблески, но люди уже начинает мыслить о будущем, и это хороший знак.

Каким образом можно наладить процессы тайм-менеджмента в России?

Первое, чего катастрофически не хватает, — это постановки больших и красивых целей. В тайм-менеджменте есть простой принцип: нет смысла планировать, если у тебя нет цели. Любой хороший курс по тайм-менеджменту начинается с того, как понять свои жизненные цели и ценности, как выработать work / life balance, и после этого уже начинать планирование.

То же самое в государстве: планы, бюджеты, контроль поручений у нас есть, а большой красивой цели — нет. Например, удвоить ВВП. Это была весьма амбициозная и сложная цель. Она была практически достигнута за 10 лет, для этого потребовалась огромная работа. Но для среднестатистического обывателя это абсолютная абстракция. Он не знает, почему это важно и как это скажется лично на нем. А вот послать человека в космос, построить самое высокое в мире здание или осуществить электрификацию страны — это красиво, дерзко и при этом вполне понятно каждому гражданину.

Мы в России постоянно движемся к осознанию важности тайм-менеджмента. Момент выживания пройден — с голоду, слава Богу, уже никто не умирает, можно зарабатывать, несмотря на кризисы

Нам нужны простые, яркие и важные цели.

Сейчас у нас есть такие крупные и красивые проекты – Севморпуть, освоение Арктики, да один портфель проектов Росатома чего стоит, со всеми его реакторами на быстрых нейтронах и плавучими атомными электростанциями. Но в общественном сознании эти крупные проекты не очень заметны.

Моя мечта – чтобы в ежегодно нам показывали на экране карту развития страны: вот наши цели, тут мы справились на 70%, тут на 110%, а вот атомный реактор, который мы построили на Марсе.

Сегодня наглядности и понятности в целях для страны очень не хватает.

Расскажите про Лигу «Время». Зачем нужна эта организация и чем она занимается?

Лига «Время» – это общественное движение, объединяющее всех, кто понимает ценность времени и стремится улучшить свои тайм-менеджерские навыки. Наш девиз «Тайм-менеджментом нельзя заниматься в одиночку!».

Задача Лиги «Время» – сбор и распространение всего интересного, что происходит в российском тайм-менеджменте, помощь участникам Лиги в саморазвитии и повышении личной эффективности. В основе движения – кружки саморазвития, тайм-менеджерские клубы. Члены Лиги получают готовую модель тайм-менеджерского клуба: повестку, книги, видеоролики, методический комплект. Некоторые организуют клубную ТМ-работу в кругу своих коллег, некоторые со студентами, друзьями, клиентами и т.д. В неформальной клубной атмосфере люди могут обсудить свои тайм-менеджерские удачи и сложности, поделиться опытом, придумать новые тайм-менеджерские «лайфхаки».

Другая важная наша задача — распространение лучших практик тайм-менеджмента на уроне общества и государства. Мы рассказываем, где существуют возможности для улучшения коммуникации с госорганами, ищем возможности разумных законодательных и предпринимательских ТМ-инициатив.

Подключиться к работе Лиги «Время» несложно – заполнить анкету сторонника на сайте ЛИГАВРЕМЯ.РФ и либо стартовать свой собственный ТМ-клуб, либо подключиться к какому-либо из существующих, участвовать в дискуссиях в наших соцсетях, получать новые методические материалы, посещать специализированные клубы, которые ведут опытные ТМ-эксперты. Лига «Время» не предусматривает членских взносов, абсолютно все методические материалы и все мероприятия Лиги бесплатны.

Другая важная наша задача — распространение лучших практик тайм-менеджмента на уровне общества и государства

Современная Лига «Время» восходит к советскому общественному движению, которое появилась в 1923 году. Ячейки Лиги появились на предприятиях, в вузах, в воинских частях по всей России. Они издавали журнал и делали массу интересных и удивительных вещей. Например, в одном городе, в котором не было точных часов, Лига помогла установить точное время с помощью телеграфа, в другом — оптимизировать процесс выдачи зарплаты рабочим. Работали над государственными объявлениями, помогая переводить их на человеческий язык. А к дверям Главпочтамта члены Лиги прибили огромную фанерную черепаху, заявив, что не снимут ее, пока отправления между Москвой и Ленинградом не будут доходить быстрее, чем за сутки.

В России было много работ по научной организации труда — этим занимались Гастев, Керженцев, Богданов и другие. Лига времени была самоокупаемой организацией — это были времена НЭПа, технологии оптимизации применялись на предприятиях на коммерческих основаниях. Потом вместе с НЭПом свернули и деятельность Лиги. В наследие от нее остались очень качественные книги, не потерявшие своей актуальности. Когда в начале 2000 гг. мы создавали тайм-менеджерское сообщество в России, именно они были вдохновляющими нас источниками. Тайм-менеджерское сообщество 17 лет существовало как неформальное объединение. В какой-то момент назрела необходимость институционализировать его в форме общественного движения. Так появилась Лига «Время».

Конечная цель Лиги «Время» – повысить уровень осознанности отношения к времени в стране. Ведь можно говорить о стратегическом планировании как об институте или процессе, а можно — как о культуре.

 

Глеб Архангельский — основоположник российской школы тайм-менеджмента, создатель Тайм-менеджерского сообщества, главный идеолог ТМ-движения.

Окончил с отличием факультет прикладной математики СПбГУ. В начале своей карьеры работал помощником председателя правления в банке. В одном из разговоров с шефом речь зашла об учете времени. С тех пор эта тема стала делом жизни. Глеб был руководителем корпоративных проектов по внедрению системы тайм-менеджмента во многих крупных коммерческих и государственных структурах.

Написал несколько книг, которые стали бестселлерами: «Организация времени», «Тайм-драйв», «Формула времени» и др. Одна из главных идей тайм-менеджмента, как говорит Глеб, не в том, чтобы успевать делать всё, а в том, чтобы «успевать Главное». Кандидат экономических наук. Выпускник программы TRIUM Global Executive MBA. Обладатель звания «Предприниматель года» Ernst and Young.

Беседовал Евгений Хан